Молодая мама из Таллинна: стыд и позор нашей скорой помощи!

Больной ребенок. Иллюстративный снимок.

ФОТО: SCANPIX

В редакцию портала Postimees.ru обратилась молодая мама из Таллинна Надежда К., для которой вызов на дом скорой помощи закончился слезами. По словам девушки, медики толком не осмотрели ее больного сына, которому еще нет и года, но при этом успели упрекнуть ее в незнании государственного языка. Таллиннская скорая помощь в свою очередь утверждает, что бригада действовала корректно, а для паники не было причин, так как состояние ребенка не было чрезвычайным.

«Стыд и позор нашей скорой помощи! В субботу, 18 января, мы с мужем вызвали нашему мальчику скорую помощь, так как на протяжении двух дней у него держалась температура 39 градусов. Медики ехали полтора часа, но это мелочи, - рассказывает Надежда. – Когда они все же добрались до нас, то женщина-врач стала с порога кричать на нас, мол, зачем мы их вообще вызвали. Также она сунула нам бумагу с инструкцией, как сбивать температуру».

Девушка отмечает, что врач постоянно переходила с одного языка на другой, с эстонского на русский. «Когда мы что-то не поняли, то я попросила ее говорить с нами на русском языке. Я молодая мама и многого не знаю. Я просто боялась пропустить что-то важное. В ответ на мою просьбу мы услышали, что живем в Эстонии и поэтому должны знать эстонский язык», - вспоминает она.

При этом Надежда добавляет, что больше всего ее обидело и поразило не замечание по поводу эстонского языка, а безразличие к ребенку: «Врачи даже не взяли с собой сумку, чтобы послушать ребенка. Мне казалось, что сын подхрипывает. Я сказала об этом бригаде скорой помощи и попросила все-таки послушать его. На это мне сказали: „Зачем?“. Честно говоря, от этого хамства у меня полились слезы. Да, к их приезду у ребенка уже не было температуры, но нам хотелось, чтобы его осмотрели профессионалы».

По словам Надежды, ее слезы и слова отца ребенка о том, что они сами поедут в больницу, заставили медиков сходить в машину за сумкой с рабочими инструментами.

«Уезжая, скорая помощь оставила нам бумагу с отчетом о проделанной работе. И в ней тоже было много всего интересного. Например, там сказано, что скорую помощь мы вызвали в 10.00 и на месте она была в 10.15, хотя на самом деле мы позвонили где-то в 8.15-8.20. Кроме того, указано, что у ребенка все в порядке с моторикой, пульсом и зрачками. Как можно было это определить, если врач его толком не осмотрел?» - недоумевает Надежда.

Разобраться с путаницей со временем вызова портал Postimees.ru попросил центр тревоги.

«Звонок был зарегистрирован в 8.55. Координатор службы спасения на основании рассказа звонящего и заданных дополнительных вопросов может оценить тяжесть состояния больного. Исходя из этого, было установлено, что состояние больного ребенка не было чрезвычайным, и отсутствовала прямая угроза жизни малыша. На основании соответствующего постановления правительства Эстонской Республики к пациенту в таком состоянии скорую помощь следует направить при первой возможности, но не позднее, чем через два часа. Районные бригады скорой помощи были в то время заняты другими вызовами. Центр тревоги направил при первой возможности, в 10.07, освободившуюся от вызова бригаду скорой помощи. Скорая помощь прибыла на место в 10.16. Занимаясь этим вызовом, центр тревоги действовал правильно и в соответствии с установленными требованиями», - заверила руководитель по связям с общественностью центра тревоги Яана Падрик.

Таллиннская скорая помощь также утверждает, что медики работали корректно.

«Жалобу пациента рассматривал административный директор. Были проанализированы связанные с этим вызовом документы и выслушаны объяснения членов бригады. В результате анализа выяснилось, что жизненные показатели пациента были в норме, температуры не было, ребенок не нуждался в экстренной госпитализации. Родителям ребенка объяснили, что скорая помощь не проводит оценку состояния здоровья, это делает врач. К нему мы и посоветовали им обращаться. Также мы оставили родителям письменную инструкцию, как сбить температуру малышу. Нам кажется, что недовольство родителей было вызвано долгим ожиданием нашего приезда, но, к сожалению, скорая помощь это не регулирует – мы едем сразу же, как центр тревоги передаст нам вызов», - заявил главный врач Таллиннской скорой помощи Рауль Адлас.

На вопрос, какие языки должен знать работник скорой помощи, Адлас ответил: «Работникам здравоохранения достаточно знать государственный язык, знание иностранных языков желательно. Большинство работников Таллиннской скорой помощи говорят на одном-двух иностранных языках. В данном случае знание русского языка не было проблемой, так как при осмотре ребенка скорой помощью владение языком не является существенным препятствием. Ребенок был в стабильном состоянии и не нуждался в скорой помощи».

«Таллиннская скорая помощь обращает особое внимание на лечение детей в тяжелом состоянии – у нас работает единственная эстонская бригада детских врачей. По нашей оценке, этот конфликт не является медицинским вопросом», - заключил он.

НАВЕРХ