Эстонский врач: вирус Эбола может дойти и до нас

Врач-инфекционист Аго Партс.

ФОТО: Пеэтер Ланговитс

Врач-инфекционист Арго Партс – участник миссии группы ООН по оценке последствий стихийных бедствий и координации (UNDAC). В течение четырех недель миссия будет работать в столице Либерии городе Монровия, чтобы остановить эпидемию смертельной болезни, вызываемой вирусом Эбола.

Вы имеете большой опыт участия в зарубежных миссиях. Чем нынешняя миссия отличается от предыдущих?

Главное отличие в том, что речь идет о стране, разоренной войной. Здесь отсутствует первичная медицинская помощь, нет социальной помощи сиротам, есть проблемы с безопасностью. Сейчас начался сезон дождей, следовательно, кроме вируса Эбола возможно распространение малярии, холеры и брюшного тифа. Проблема и то, что дороги во многих регионах непроходимы.

Вместе с кем вы работаете?

В нашей команде трое англичан из MapAction (британская организация по картографированию территорий гуманитарных катастроф – Ред.), которые отвечают за карты. Логистик – бельгиец. В команду входит также женщина-эксперт из Литвы, француз и финн. Вместе с нами действует группа поддержки, в которой трое датчан.

В каких условиях вы работаете?

У нас идеальные условия: есть электричество и средства для поддержания связи – Интернет, спутниковый телефон. Работаем в здании либерийской телекоммуникационной компании, которая любезно предоставила в наше распоряжение спортзал.

Как отразилась эпидемия на жизни в этой стране?

На первый взгляд ничего не изменилось. Из окна гостиницы видишь обычную для Африки картину: сигналят автомобили, люди спокойно идут по своим делам. О том, что жизнь изменилась, можно судить по магазинам – цены растут, и продовольствия все меньше.

Повсюду у людей измеряют температуру. И везде стоят красно-белые ведра с хлорированной водой, используются различные средства для дезинфекции. Много плакатов о том, что нужно делать, чтобы не заболеть.

Что осложняет борьбу с распространением вируса Эбола?

То, что здесь много детей-сирот. Когда они сбиваются в большие компании, то здоровые рискуют заразиться.

Первичная медпомощь на первом уровне полностью отсутствует: заразились парамедики, из больниц и клиник в массовом порядке, опасаясь за свое здоровье, сбежал младший медперсонал. Пациентов так много, что медработники не успевают их обслуживать. Кроме того, не хватает лекарств. Из-за этого многие остаются без лечения. Растет страх, и люди нападают на больницы, на специалистов, оказывающих гуманитарную помощь, обвиняют во всем правительство.

Как оказывается помощь в очагах болезни?

Заподозрив у себя болезнь, люди прячутся. Семьи скрывают больных, чтобы, не дай бог, не узнали соседи. Если человек, ожидая своей очереди у дверей больницы, начнет харкать кровью, никто не придет ему на помощь, все опасаются за свое здоровье.

В небольших городах нет крематориев, и ночью умерших выносят на улицы. Только представьте: собаки обгладывают валяющиеся по улицам трупы.  

Здесь специфическое отношение к умершим. Покойных обмывают, целуют, и это при том, что вирус Эбола сохраняет жизнеспособность в течение нескольких дней после смерти человека.

Как проявляется болезнь? Какова вероятность того, что вирус Эбола доберется до Европы, до Эстонии?

Если человек возвращается из Африки или Юго-Восточной Азии с температурой, то это еще не значит, что он заразился вирусом Эбола. Скорее всего это малярия.

При заражении вирусом Эбола болезнь начинается как грипп. Ухудшается самочувствие, повышается температура, возникает боль в горле и желудке, на слизистой появляются язвочки, начинается тошнота, рвота и понос. Эбола дает о себе знать только после того, как развивается печеночная недостаточность и начинается внутреннее и наружное кровотечение.

У вируса Эбола инкубационный период составляет не два-три дня, а 21 день. Человек может быть инфицирован, но в течение трех недель не подозревать об этом.

Теоретически нельзя исключать вероятность того, что из-за активного авиасообщения вирус Эбола проникнет в Европу и в Эстонию.

Болезнь удастся удержать под контролем?

Условия для этого созданы. Болезнь понемногу отступает. Еще недавно смертность от лихорадки Эбола была 90 процентов, сейчас она составляет в среднем 70 процентов.

НАВЕРХ