Открытое письмо заведующей лечебной работой Нарвской больницы министру здравоохранения Евгению Осиновскому

Евгений Осиновский.

ФОТО: Marianne Loorents/Virumaa Teataja

Заведующая лечебной работой Нарвской больницы Пилле Летюка направила открытое письмо министру здравоохранения и труда Евгению Осиновскому, выразив беспокойство о будущем больницы в связи с грядущей реформой системы здравоохранения по принципу географической доступности медицинских услуг. Rus.Postimees приводит перевод письма в полном объеме.

18 декабря Вы дали интервью на Радио 4. В своих комментариях, адресованных в первую очередь жителям Нарвы, Вы упомянули о принципе географической доступности медицинских услуг и критически отозвались о руководстве Нарвской больницы, об уровне медицины в ней, а также о совете больницы и о деятельности нарвской городской управы.

Прежде, чем подробно остановиться на этом интервью, вкратце напомню о проходившей 15 декабря конференции «Медицина 2016». Отвечая там на мой вопрос о разосланном больницам 3 ноября письме с предложением реорганизовать работу медицинских учреждений по принципу географической доступности, Вы тогда сказали, что мы неверно поняли это письмо и слишком эмоционально на него отреагировали. Вы добавили, что достаточно небольшие размеры позволят учесть особенности каждого региона и что принцип географической доступности не обязательно будет реализован за три года, а, возможно, за более длительный срок.

На обратном пути в Нарву после конференции я испытывала противоречивые чувства. С одной стороны, меня одолевало сомнение. Ведь к этому времени уже были подписаны и отправлены обращения к Вам и к председателю правления Eesti Haigekassa. Я не могла понять, как столько человек одновременно, в том числе компетентных в политике здравоохранения, могли неверно истолковать присланное Eesti Haigekassa письмо.

С другой стороны, вселяли надежду Ваши слова о том, что окончательных решений пока не принято и что обсуждение реформы еще предстоит.

На пути домой я вновь перечитала на компьютере удивившее эстонские больницы письмо Eesti Haigekassa от 3 ноября. Но так и не нашла в нем те утверждения, которые, по Вашим словам, это письмо подразумевало.

Теперь перейду к Вашему интервью на Радио 4 18 декабря, которое стало для меня настоящим сюрпризом. Получается, что географическая доступность… вовсе не является географической доступностью! Если больничная касса на своей домашней странице декларировала, что врачи-специалисты должны быть в четырех местах в Эстонии, то из Ваших комментариев следует, что больничная касса во врачах-специалистах не нуждается вообще. При этом Вы предложили больницам нанимать таких врачей в рамках общего договора. Вы привели в пример пульмонологию. Если больничная касса не заключит с Нарвской больницей позволяющий выплачивать зарплату пульмонологам договор, то, по Вашим словам, это не значит, что соответствующий специалист останется без работы, так он сможет работать в рамках общего договора. Но ведь это же чистой воды демагогия! Если больничная касса прекратит договор, то для того, чтобы нанять врача, больнице придется сократить другого специалиста! Из Ваших слов следует, что речь идет не о географической доступности, а об обновленной версии требований, предъявляемых к больницам!

Конкретно о Нарвской больнице Вы говорите, что исходное предложение больничной кассы (для расширения так называемой доступности) уменьшило бы в следующем году договор с больницей примерно на один процент, поэтому утверждения о нехватке средств преувеличены и несправедливы, так же как и другие высказанные руководством больницы возражения. Почему же Вы не уточнили, что в нашем первом письме Вам и в Eesti Haigekassa (на которое мы так и не получили ответ, несмотря на то, что задали конкретные вопросы) мы подчеркнули, что пока не можем оценить, на сколько сократится бюджет следующего года, просто потому что не знаем, какова будет определенная договором сумма в полном объеме.

Мы в основном говорили о том, как повлияет полная реализация программы географической доступности как на деятельность Нарвской больницы, так и на наших пациентов. Это не мы, а больничная касса назвала цифру в два миллиона евро на встрече с больничным руководством – именно на эту сумму могут сократить полугодовой договор о помощи врачам-специалистам.

Вы заявили, что Нарвская больница не умеет, не может и не способна (именно в такой последовательности) выполнить договор, который предлагает ей Больничная касса. И опять вы опускаете те подробности, без которых обсуждение этого вопроса – верно лишь наполовину и вводит в заблуждение тех, кто не в курсе происходящего. Во-первых, на последней встрече между представителями больничной кассы и советом больницы в докладе больничной кассы было сказано, что тенденция к сокращению объема договора более или менее характерна и в отношении других больниц. Во-вторых, Вы не упомянули, сколько лечебных счетов Eesti Haigekassa не оплатила за 2014 и в первое полугодие 2015 года. В-третьих, Вы не рассказали о стратегии больничной кассы, которая наблюдается в последние годы, – повысить (часто искусственно) объемы амбулаторного лечения и уменьшить количество мест в стационаре (это одна из причин, почему объемы договора об оказании помощи амбулаторно местами слишком большие, а стационарное лечение «подгоняют» под нужную сумму). Об этой теме говорилось на разных уровнях, но Вы ее не касаетесь, в том числе, комментируя деятельность Нарвской больницы.

Я знаю о сложностях с выполнением договора в отношении части врачей-специалистов и этих сложностей не отрицаю, но я утверждаю, что это не только специфическая проблема Нарвской больницы. Ее корни гораздо глубже. То же самое можно сказать и о малочисленности врачей. Вы сказали, что управление Нарвской больницей – причина того, что молодые врачи не хотят приезжать работать в Нарву. Среди врачей Нарвской больницы (а их более сотни) более 90% врачей из своего состава. По моим данным, в большей части других больниц проблема стоит еще острее. Сделать единственным ответственным за эту ситуацию руководство Нарвской больницы или руководство других больниц – крайне упрощенный и примитивный подход.  

Я не стану здесь перечислять все те проблемы в сфере здравоохранения, которые обсуждаются у нас более десяти лет – начиная с уменьшения мест на медицинских факультетах в свое время и заканчивая беспомощностью сегодняшней системы финансирования больниц. Все эти проблемы в целом в большей или меньшей степени послужили причиной сложившейся сейчас ситуации. И Нарвская больница – вовсе не исключение, она также является частью эстонской системы здравоохранения. Но об этом Вы по понятным причинам не сказали в своем интервью на Радио 4. По моему мнению, одна из самых серьезных и фундаментальных проблем в нашей медицине – отсутствие ответственного за происходящее – такого, который бы был готов принимать стратегические решения на уровне Министерства социальных дел, решения которого бы широко и основательно обсуждались.

В последнем номере журнала «Meditsiiniuudised» Президент Союза врачей Эстонии  доктор Лемби Ауг, говоря о Броуновском движении в нашем здравоохранении, выразила надежду на то, что следующий год принесет здравоохранению целесообразное и разумное развитие под управлением и ответственностью министерства. И я очень на это надеюсь. Надеюсь на диалог и дискуссию. Я руковожу лечебными работами в Нарвской больнице больше десяти лет и не настолько близорука, чтобы утверждать, что у нас нет проблем. Но я надеюсь, что в следующий раз, когда Вы будете посещать Нарвскую больницу, вы не скроете свои мысли как при первом визите и выскажете свое мнение нам, руководству больницы, прямо, а не посредством радиоэфира.

НАВЕРХ