Эстония – страна, в которой бедные ходят на работу больными

Врач по профзаболеваниям Ида-Таллиннской центральной больницы Эвелин Аавиксоо. ФОТО: Tairo Lutter

Решение государства от 2009 года прекратить компенсацию первых трех дней болезни больно ударило по людям с маленькими зарплатами: они стали ходить на работу больными и редко, почти в два раза реже, чем раньше, брать больничные. К такому выводу пришла Эвелин Аавиксоо, защитившая докторскую работу по этой теме в Тартуском университете. 

- Эвелин, вы сами работаете врачом по профзаболеваниям в Ида-Таллиннской центральной больнице. Как часто вы встречаете людей, о которых можно сказать, что болезнь не вылечена и больничный ими не был взят, хотя должен был?

- Конечно, мы с этим сталкиваемся. Взять хотя бы обычные простуды – очень ответственные люди знают, что другим придется делать работу за них, а зарплата будет маленькой, поэтому любой ценой они продолжают ходить на работу. Особенно большая проблема у родителей-одиночек и низкооплачиваемых работников. Позже они сами говорят, что из-за того, что болезнь не лечили или не было достаточного времени на восстановление, бороться с недугом пришлось намного дольше, или в этом году они болели гораздо чаще, чем в прошлом году. Люди не дали своему организму восстановиться.

Выполняя свою повседневную работу, я вижу, что есть предприятия, на которых люди часто болеют, в то время, как рабочий порядок и внутренний климат в других фирмах настолько разумны, что у работников нет особых поводов для печали и частых  больничных.

- В вашей диссертации говорится, что если наступает экономический спад и безработица увеличивается, то количество дней, в которые человек не был на работе по болезни, снижается и у тех, кто это рабочее место не потерял. В то же время, во время экономического роста больничные листы берут чаще.

- Точно. Это обсуждалось, и одной из причин может быть то, что во время экономического спада на работе остаются более здоровые: больных людей чаще сокращают. В то же время, очень многие исследования говорят о том, что у тех, кто сохранил рабочее место, во время кризиса увеличивается чувство долга, которое связано со страхом потерять работу. Во время экономического роста жизнь становится лучше.

- Рассматривали ли вы среди причин такую, что много людей в хорошие с точки зрения экономики времена берут больничные, например, в связи с похмельем? При помощи некоторые семейных врачей такое по-прежнему возможно.

- Конечно, возможно. В своей работе я этого не рассматривала – я не спрашивала о причинах, по которым люди брали больничные листы. Но прежние исследования показывали, что больше больничных выдается во время крупных спортивных соревнований, то же относится к понедельнику, который не сравнить с другими днями недели.

- Прежде всего в вашей работе мне бросилось в глаза, что люди с маленькими зарплатами, так называемые синие воротнички, которые остаются в первые три дня болезни без какой-либо компенсации, страшно боятся за свой и без того низкий доход. Кроме того, ставка компенсации снизилась с 80 до 70 процентов.

- Произошедшие в Эстонии изменения оказались самыми масштабными, если сравнивать с другими странами. Например, в Германии компенсации по болезни снизили со ста процентов до 80 от зарплаты, но профсоюзы подняли такой шум, что прежний размер выплат был восстановлен.

Мне, например, нравятся греки, у которых ставка компенсации по болезни связана с количеством иждивенцев в семье. Системы разные, есть очень много таких стран, где первые три дня не оплачиваются, однако, есть и такие, где не оплачивают только первый день. В части стран установлена предельная ставка компенсации. Во многих государствах введена и низшая ставка компенсации, что мне лично, если говорить о людях с маленькими зарплатами, очень нравится.

- Возникает вопрос: как сделать так, чтобы люди не пропускали работу без уважительной причины, но при этом брали больничный, если на самом деле заболели? Сейчас кажется, что больные люди ходят на работу.

- Мне бы хотелось, чтобы возникла дискуссия на тему, чего хотят добиться государство и работодатели, что мы хотим изменить. Хотим ли мы защитить людей, которые получают маленькие зарплаты? Я считаю, что они и так уязвимы, им и так сложнее найти новую работу. Никто ведь не хочет, чтобы они начали ходили из одной социальной службы в другую, потому что потеряли остатки здоровья из-за того, что не могли позволить себе взять больничный.

- То есть сейчас мы со своей системой компенсации по болезни скатились в другую крайность, когда многие люди все равно по какой причине боятся взять больничный и ходят больными на работу?

- По сравнению с так называемыми старыми членами ЕС мы создали для себя сложную ситуацию – там высокие дотации, равно как и использование больничных листов. Само по себе неплохо, когда есть какие-то дисциплинирующие механизмы, но вместе с ними должны быть и методы поддержки. Мы не должны возвращать свою систему на уровень 2008 года, но нам нужно двигаться в сторону какого-то нового решения.

Я пришла к выводу, что, как правило, значительно чаще больничные берут те люди, которые недовольны своей работой. Нужно улучшать рабочую среду.

- У не вылеченных болезней в итоге могут быть долгосрочные последствия, как, например, хронические заболевания в пожилом возрасте. Эти последствия сейчас невозможно еще исследовать – слишком мало времени прошло.

- Точно. Эти болезни еще не дали о себе знать, и врачу по профзаболеваниям сложно их определить.

- На самом деле это проблема не только низкооплачиваемых работников, что они ходят больными на работу. Из-за этой системы у многих возникло ощущение, что на работу нужно идти, а взять больничный можно только когда ты находишься при смерти.

- Согласна с этим. Многие люди очень ответственны. В чем наше отличие от благополучных стран? Там в результате больничного больше теряют люди с большими зарплатами, поэтому именно они не берут его, когда нужно. Там больничные скорее берут низкооплачиваемые работники.

В Эстонии доходы людей с маленькими зарплатами настолько низкие, что они пытаются избежать больничного, поскольку их финансовое положение тогда еще больше ухудшится. Речь же идет о деньгах на пропитание и на элементарные бытовые расходы.

- В 2010 году, по сравнению с 2008 годом, количество взятых по болезни дней сократилось почти в два раза - с 6,35 миллиона до 3,6 миллиона. В последние годы экономическая ситуация улучшилась, решаются ли теперь люди вновь брать больше больничных?

- Я просмотрела данные до 2015 года: все осталось на уровне 2010 года.

- Кажется, что нынешний государственный подход к компенсациям по болезни очень правый.

- Он не гибкий. Я понимаю, что в 2009 году был экономический кризис и система нуждалась в изменениях, поскольку расходы государства на компенсации по болезни росли на 15-25 процентов в год – это тоже не поддается осмыслению и ясно, что речь идет о своего рода злоупотреблениях. Сейчас мы все же добрались до экономически стабильного времени и должны вновь пересмотреть порядок компенсаций.

- Каковы последствия того, что государство переложило обязанность выплачивать компенсацию с четвертого по восьмой день на плечи работодателя, кроме того, что удалось сэкономить деньги? Если в 2008 году государство выплатило компенсаций на 93 миллиона евро, то в 2010 году почти в три раза меньше, то есть 33 миллиона.

- Плюс в том, что у работодателей возникла большая мотивация проверять, почему их работники болеют, в чем причина. Вдруг она связана с чем-то в рабочей среде? У работодателей и так большая налоговая нагрузка и может получиться так, что работник боится создать для них дополнительные расходы. Большая часть больничных листов действует у нас от четырех до 20 дней, поэтому большую часть компенсаций выплачивают работодатели.

- Мой работодатель Eesti Meedia решил оплачивать второй и третий день болезни своих работников. Количество таких предприятий, к счастью, растет?

- Да. Их становится все больше, но могло бы быть и еще больше. Но у нас есть и такие предприниматели, которые относятся к людям так, что пока ты можешь работать – работай, а когда не сможешь – уходи.

Какой-то работодатель просто скажет: останься дома на пару дней с зарплатой – чем меньше фирма, тем все это гибче. На крупных предприятиях часто вводят три дня здоровья и делай с ними, что хочешь. И, конечно, такие, как ваш работодатель: просят справку от врача, но компенсируют начиная со второго дня. Это очень приветствуется.

Postimees пытался получить комментарий по выводам докторской работы Аавиксоо и от министра здравоохранения и труда Евгения Осиновского (Социал-демократическая партия), который не ответил ни на электронные письма, ни на телефонные звонки и оказался недоступным даже через пресс-секретаря.

ВЫВОДЫ ДОКТОРСКОЙ ДИССЕРТАЦИИ

Докторская работа Эвелин Аавиксоо «Отсутствие на работе по причине болезни в Эстонии: факторы и эффект изменения порядка компенсаций по листам о нетрудоспособности».

  • В 2003-2008 годы расходы по выплатам компенсации по нетрудоспособности увеличивались на 15-25 процентов в год. К 2008 году общая сумма компенсаций достигла 94 миллионов евро.
  • 1 июля 2009 года в результате начавшейся реформы расходы снизились до 33 миллионов евро в год, общее число дней по болезни снизилось с 6,25 миллиона в 2008 году до 3,6 миллиона дней в 2010 году.
  • Если до реформы среди синих воротничков больничные листы использовал 51 процент, а среди белых – 45 процентов, то после реформы доли отсутствующих на работе по причине болезни сравнялись и стали соответственно 40 и 41 процент. Изменения после реформы оказались очень большими. Количество людей, отсутствовавших на работе по причине болезни, сократилось на 33 процента, число больничных листов – на 40 процентов, а количество дней болезни – на 29 процентов.
  • Больше всего дней болезни снизилось у людей с маленькими зарплатами и находящихся на низких социальных позициях. Это можно назвать негативным фактором реформы, поскольку, скорее всего, большая часть из них не брали больничный по экономическим причинам – опасаясь потерять в доходах и лишиться рабочего места. Ограниченная возможность использовать больничный лист в будущем может оказать не лучшее влияние на здоровье.
  • Главными факторами риска отсутствия на работе по причине болезни в работников Эстонии были: слабая оценка своего здоровья, хронические заболевания, низкий уровень образования и недовольство своей работой.
  • Оценивая закономерность отсутствия на работе по причине болезни, было выявлено, что из всех работников доля женщин среди тех, кто брал больничный, была больше, чем среди мужчин, также у женщин было больше как дней болезни, так и самих больничных листов. В плане использования больничных листов сложилось U-образное распределение по возрасту: больше всего больничных брали молодые и пожилые работники. Люди среднего возраста чаще оставались на рабочих местах.
  • Молодые люди по сравнению с людьми среднего возраста использовали больничные листы больше, а продолжительность действия листа увеличивалась пропорционально возрасту. А по социальному распределению больничные листы синих воротничков оказались значительно длиннее, чем у белых. 
НАВЕРХ
Back