Больного шизофренией не отправить на лечение

Расстройства психики. Фото иллюстративное

ФОТО: SCANPIX

Ад на земле – это самое точное определение той ситуации, в которой находятся близкие больного шизофренией человека. Но в период обострения болезни его почти невозможно отправить на лечение, поскольку добровольно он не пойдет, а принудительно его не доставить. И даже если это в итоге удастся, то чаще всего лечение прерывается на полпути, поскольку при снятии острых симптомов, лечение не продлить.

«Мы думали даже о том, чтобы кто-то ударил меня по лицу, тогда мы бы вызвали полицию и сказали, что это сделал сын», - рассказала мать теперь уже 18-летнего Рауля Марика (имя измененоред.), которая в последние годы прошла все круги ада, чтобы оправить своего ребенка с обострившейся шизофренией на лечение. Добровольно подросток лечиться не хотел, а вне зависимости от желания на лечение принимают только тех, кто представляет угрозу себе или окружающим.

Оказавшаяся в западне семья, чтобы положить его в больницу, взвешивала вариант инсценировки дома попытки самоубийства, разбросав повсюду лекарства и банки с успокоительным. Но как показало произошедшее с Раулем позапрошлым летом, и реальной попытки самоубийства недостаточно, чтобы попасть на лечение.

Попытка самоубийства – недостаточная причина

Однажды полиция, вызванная случайным прохожим, поскольку Рауль вел себя неадекватно, не установив у него опьянения, отправила подростка домой. «Полиция должна была вызвать скорую помощь, которая отвезла бы его на лечение», - говорит Марика. Правда, она не уверена, что это помогло бы, поскольку в больнице их маленького городка нет психиатрического отделения. «Ему бы дали только направление (в Северо-Эстонскую психиатрическую клиникуред.), вот и вся история», - отметила мать.

Когда же после попытки самоубийства подростка удалось отправить Таллинн, его выписали из стационара до завершения курса лечения, хотя молодой человек сообщил, что не собирается принимать лекарства.

Слово врача должно быть решающим

Мать не понимает, почему уже попавшего в психиатрическую больницу человека отпускают, когда понятно, что его состояние улучшилась только благодаря тому, что  он был вынужден принимать лекарства.

«Я считаю, что крайне важно изменить закон так, чтобы человека вне зависимости от его желания было проще держать в больнице, чтобы последнее слово оставалось за врачом, чтобы не исходили из того, опасен человек в данный момент или нет», - убеждена Марика. Она уверена, что частично причиной проблемы является то, что помещений в психиатрических клиниках не хватает, а врачи перегружены.

Мать признает, что после неоднократных попыток помочь сыну она чувствует себя совершенно беспомощной: «Самым глупым было, когда мне сказали, что стоит подумать о том, чтобы сдать его в дом призрения. Тогда я подумала, что ему всего 18 лет, его лечили меньше года и уже списывают со счетов». Она решила, что об опеке государства ходатайствовать не будет и в следующий раз не заберет сына домой из больницы: «Пусть думают сами, что делать».

«Я не понимаю, почему так сложно отправить больного шизофренией человека на лечение», - вторит Марике ее собрат по несчастью Пеэтер, семье которого тоже не удалось убедить близкого человека пойти лечиться. Только после лечения, которое было назначено после попытки самоубийства, им удалось получить помощь и теперь больная женщина как-то справляется со своей жизнью, регулярно принимая лекарства.

Жестко отрегулированное лечение

Заведующий психиатрической клиники Клиники Тартуского университета Свен Янно говорит, что закон позволяет лечить вне зависимости от их желания только до тех пор, пока для этого есть основания: «Но как только человек начинает контролировать свои действия и перестает быть опасным для себя и других, его уже можно лечить амбулаторно и под замком его держать не будут».

Чаще всего после лечения против воли с пациентом заключают договор о добровольном продолжении лечения. «Мол, побудь еще немного здесь, пока тебе не станет получше, но он всегда может прекратить договор и уйти», - сказал врач.

По словам Янно, одна из статей Конституции гласит, что у каждого есть право на защиту здоровья, а в другой написано, что у каждого есть право на личную свободу: «Я понимаю страдания людей, но это тема общественной договоренности – что важнее: личная свобода или защита здоровья». Врач говорит, что до сих пор эту тему между собой обсуждали только медицинские работники и юристы.

Детский психиатр, руководитель Центра душевного здоровья детей Анне Клейнберг сказала, что Эстония – страна с европейским правовым пространством, где основные права человека четко обозначены, и лишение свободы – это последнее, что можно сделать.

В то же время возникла ситуация, в которой сталкиваются интересы разных групп: «С одной стороны - уставшие родственники, с другой - пациенты, которые боятся недостойного обращения, а еще те, которые всегда борются за свободу, часто не понимая, что для некоторых людей и их семей она убийственна».

Недостаточные возможности лечения

Клейнберг убеждена, что дискуссия на эту тему в обществе, конечно, нужна: «Но я боюсь, что общество придет к выводу, что родственники душевнобольных слишком эмоциональны и их историй слишком мало для того, чтобы начать менять законы».

«Чем больше я об этом думаю, тем меньше у меня уверенности, что является проблемным местом: критерии лечения вне зависимости от желания, или скорее наличие альтернативных возможностей», - считает врач.

Общество психиатров годами говорит о том, что отказавшимся от таблеток больным шизофренией должны быть доступны уколы: «А сейчас пациент идет на укол, пока лечение таблетками еще продолжается и еще не наступила параноидальная фаза, которая заметна всем».

По словам Клейнберг, многие душевнобольные молодые люди хотели бы жить отдельно от родителей, хотя и не могут справляться самостоятельно: «Многие напряженные моменты возникают именно оттого, что они не хотят находиться под опекой старших, но существует ли у нас система поддержки самостоятельной жизни для таких людей?»

В Эстонии должно быть больше возможностей жизни при поддержке или лечебные дома, в которых больные люди могли бы жить самостоятельно, учиться и работать, и чтобы там был психолог и терапевт.

Семьям с психическим больным должна быть доступна услуга домашнего лечения, которая очень распространена в мире: «Услуга домашнего лечения для несовершеннолетних оплачивается Больничной кассой. Иногда разумнее навещать больных дома, чтобы пообщаться с подростком: это, конечно, занимает несколько часов, но дешевле, чем больничное лечение», - сказала Клейберг. В такой услуге, конечно, нуждаются и совершеннолетние, поскольку ни скорая помощь, ни полиция не могут выполнять эту работу.

Родные, пребывающие в незнании

Если, по мнению психиатров, общество должно обдумать нынешний порядок отправки на лечение больных шизофренией, то занимающаяся этой сферой в Министерстве социальных дел советник Ингрид Отс-Вайк не считает это обоснованным: «И у человека с помешательством есть права, тут нужно найти золотую середину».

По оценке советника, большей проблемой является то, что лечение часто прерывается: «Это возлагает большую нагрузку на близких, поскольку у нас нет опорных услуг, а сами они не могут найти помощь». Она посоветовала семьям с больными шизофренией объединиться, чтобы громче заявить о своих проблемах.

Психиатрия - недостаточно тонкая специальность

По словам советника, одной из причин проблемы, конечно, является малая доступность психиатрического лечения: «Есть те, с которыми нет смысла играть в таблеточное лечение, им можно помочь уколами». По некоторым оценкам, в уколах нуждается около пяти процентов больных шизофренией: «У нас эти уколы получали 67 человек из 400, которым они нужны, но тут возник бунт и количество еще больше сократилось».

В этом году в Тартуском университете впервые была набрана полная резидентура по психиатрии, а в прошлом году на шесть мест было всего два претендента: «Это не престижная специальность, против нее существует предубеждение». Большая перегрузка сейчас наблюдается в Северо-Эстонской региональной больнице, где не хватает ни койко-мест, ни врачей: «Сложнее всего ситуация в Ида-Вирумаа, куда требуются владеющие русским языком психиатры».

Она подтвердила, что за шесть лет, в течение которых она занимается этим вопросом, ситуация все же слегка улучшилась. «Все уже не так безнадежно, я уже вижу свет в конце туннеля», - заверила она в конце встречи.

Как назначается лечение вне зависимости от желания пациента?

Для назначения лечения вне зависимости от его желания у человека должно быть тяжелое расстройство психики, без больничного лечения он должен угрожать себе и жизням, здоровью и безопасности окружающих, а иная психиатрическая помощь ему не помогла. Лечение вне зависимости от желания психиатр может назначить на срок до 48 часов, после чего больница должна подать ходатайство в суд для его продления.

Судьи в порядке ротации приходят в больницы, общаются с пациентом и принимают после этого решение о продлении лечения. В качестве первичной правовой защиты лечение можно назначить на срок до 40 дней. Если и после этого потребность в лечении не снизилась, местное самоуправление должно подать ходатайство о его продлении, или о помещении пациента в закрытое учреждение.

Принудительное лечение назначается только в судебном порядке для людей, наказанных в уголовном порядке.

Источник: И. Отс-Вайк.

НАВЕРХ