Главврач лишился должности из-за несдержанности
В животе пациента забыли тампон, а потом еще и поглумились

Маргус Улст уходит с поста главврача Клиники Тартуского университета 17 января 2018 года.

ФОТО: Tairo Lutter

Хирург забыл в животе у пациента марлевый тампон, который пробыл там семь лет. Больнице пришлось оплатить нанесенный ущерб. Главврач больницы ушел в отставку, поскольку открыто поиздевался перед аудиторией как над пациентом, так и над профессиональной организацией, включающей в себя тысячи врачей Эстонии.

На домашней страницы Клиники Тартуского университета сформулирована цель: клиника является флагманом эстонской медицины. Однако ясного ответа на вопрос, почему же простоявший 14 лет на капитанском мостике этого флагмана и входящий в число самых высоких руководителей от медицины Эстонии Маргус Улст в середине ноября неожиданно подал в отставку, на сегодняшний день нет.

В пятницу, 17 ноября после обеда совет Клиники Тартуского университета сообщил, что занимавший пост главврача больницы и входивший в правление клиники Маргус Улст подал прошение об отставке, объяснив свое желание тем, что его персона вызывает напряжения.

Совет прошение удовлетворил, а его председатель Урмас Класс сказал журналисту, что врач, говоря об одной врачебной ошибке, использовал неподходящие слова и невежливый тон. «Доктор Улст извинился за это. Но, понятно, произошедшее вызывало резонанс и для разрешения создавшейся ситуации он подал в отставку», - сказал Клаас.

Огонь по пациенту

Что же произошло? В последние дни лета, клиника, которую представляет главврач Улст, заключает договор о внесудебном соглашении с пациентом, в брюшной полости которого семь лет назад, врач, проводивший операцию по удалению аппендикса, забыл тампон. Пациент подает иск в суд, требую от больницы компенсацию в размере 60 000 евро, при посредничестве суда стороны приходят к соглашению, и пациент соглашается на меньшую компенсацию: 14 000 евро. В результате переговоров, длившихся полгода, клиника признает свою вину.

Тогда Улст сказал газете, что клиника была заинтересована, чтобы иск рассматривали в суде. Тогда можно было бы выяснить, какова цена медицинской ошибки: в Эстонии среди пациентов пока не очень распространено требовать возмещения ущерба от медицинского учреждения через суд.

В середине октября клиника организует клиническую конференцию, чтобы обсудить этот случай. С докладом выступает главный врач Улст и объясняет, что причина ошибки кроется в пакете с тампонами. Операционная сестра должна считать количество использованных тампонов, с тем, чтобы потом подтвердить, что все убраны. Тампоны считают пакетами, предполагая, что в каждом содержится ровно десять тампонов, но иногда случается, что их там девять или одиннадцать. Это официальное объяснение.

Конференция проходит в аудитории Линкберга в здании клиники, при помощи видеомоста в ней принимают участие медицинские работники больниц Пыльва, Выру и Валга. Итого насчитывается несколько сотен медиков. Все записывается.

«Слова и манеры Маргуса Улста были неподобающими и временами невежливыми, в числе прочего прозвучала личная оценка в адрес представителей пациента и Союза врачей Эстонии. Его выступление прежде всего посвящалось требованиям о возмещении ущерба и касающихся его деталей, хотя должно было быть сосредоточено на возможностях улучшения действующей в клинике системы и создании среды для конструктивного сотрудничества при производстве по лечебным осложнениям», - сказал профессор медицинского факультета Рауль-Аллан Кийвет, член совета Клиники Тартуского университета.

Он находился на конференции от начала и до самого конца. Улст его сокурсник и хороший друг.

Вмешался союз врачей

После конференции в клинике быстро разгорается пламя. По словам Кийвета, Улст понимает, что его выступление на конференции не была корректным, и через два дня главврач рассылает по внутренней больничной почте письмо с извинениями.

Проходит еще несколько дней, и по внутренней почте Союза врачей Эстонии распространяется письмо генерального секретаря союза Катрин Рехемаа с эмоциональным заголовком «Улст врет». Оно находится в распоряжении редакции Postimees.

Рехемаа пишет, что запись конференции свидетельствует об уничижительном отношении Улста к произошедшему и связанному с этим человеку, и многие шокированные его высказываниями коллеги связались с Союзом врачей.

Генеральный секретарь также пишет, что Улст соврал на конференции, что страховка от ответственности Союза врачей не действует. По ее утверждению, на конференции Улст сказал, что Союз врачей – это просто еще один профсоюз и школа коммунизма, и спросил, зачем эта организация вообще нужна.

Многие эстонские врачи являются членам Союза врачей, финансирование его происходит за счет членских взносов, которые платят врачи. Союз представляет врачей на переговорах по зарплатам, а страховка от ответственности покрывает требования о возмещении ущерба, которые требуют от врача. Также страховка компенсирует оплату гонорара адвоката и расходы на юридические консультации как в суде, так и ходе внесудебного расследования.

Но заковыка в том, что страховка распространяется только на членов союза. Забывший тампон в животе тогда еще молодой врач и руководивший им именитый хирург оба не являются членами союза. Это Рехемаа, по ее же словам, еще в августе объяснила Улсту.

Рехемаа пишет, что Улст назвал работающего в Финляндии пациента обычным Калевипоэгом, и выразил сомнение в том, что у него вообще были серьезные проблемы со здоровьем. Такое же отношение, по словам Рехемаа, было продемонстрировано и к представлявшим пациента адвокатам. А работников клиники главврач обвинил в том, что они слили историю в СМИ.

Тампон в животе у пациента нашли финские врачи, которые думали, что речь идет об опухоли. И в их адрес из уст Улста прозвучало немало крепких слов.

По словам Рехемаа, выводит из себя тот факт, что руководство университетской клиники, обучающей студентов и резидентов, серьезной проблемой считает то, что случившееся было обнародовано и клинике пришлось заплатить компенсацию, а не то, что была совершена серьезная врачебная ошибка и пациенту причинили страдания: «О том, предприняла ли клиника хоть что-то, чтобы таких ошибок в будущем не происходило, член правления не сказал ни слова».

Врач должен оставаться вежливым

Союз врачей дает делу официальный холл и отправляет совету клиники предложение, освободить Маргуса Улста от занимаемой им должности за служебное несоответствие.

После этого предложения совет клиники связался с  комитетом по этике. Комитетом по этике руководит профессор-эмеритус Тийна Тальвик. Все члены комитета получают запись выступления Улста и домашнее задание – просмотреть его до совещания.

Улст на месте, чтобы ответить на вопросы комитета. Он объясняет, что основной мыслью его выступления было то, что клиника защищает своих работников и не перекладывает требования о возмещении ущерба пациента на виновника неумышленной врачебной ошибки.

Комитет формулирует мнение: «В случае данного доклада, комитет по этике осуждает слишком критические и иронические, а также субъективные выражения, и особенно - использованные уничижительные оценки, а также советует в дальнейшем во всех ситуациях придерживаться кодекса врачебной этики и правил хорошего тона. И хотя излишняя эмоциональность могла быть обусловлена обеспокоенностью резкого роста требований о возмещении ущерба к работодателям, во время доклада нужно было больше сосредоточиться на возможностях улучшения системы».

Комитет по этике заключил: «И выступая в профессиональной среде, каждый врач должен оставаться в рамках вежливости и вести себя достойно и уважительно по отношению к коллегам».

Генеральный секретарь Союза врачей Катрин Рехемаа говорит, что ей к этому добавить нечего: «Ситуация разрешена».

Член совета клиники Рауль-Аллан Кийвет говорит, что инцидента с Улстом не произошло бы, если бы Министерство социальных дел исполнило подписанное премьер-министром Таави Рыйвасом обещание, что принципы защиты пациентов и внесудебного решения споров будут представлены не позднее 25 октября 2013 года.

«Через четыре года я прошу прощения у всех пациентов, что у нас до сих пор не создан фонд на производство по возмещению ущербов пациентов и процедура, которая поддерживала бы попавших в беду пациентов и позволила бы участникам медицинского процесса говорить о качестве лечения по существу, а не с позиции конфликта и защиты», - написал Кийвет.

НАВЕРХ