Житель Эстонии чуть не умер из-за простого пятнышка на спине

Тийту уже хорошо, он может передвигаться по дому, опираясь на палочку.

ФОТО: MEELIS MEILBAUM/VIRUMAA TEATAJA

К тому моменту как Тийт Лилль (59) обратился к врачу, пятнышко на его спине, очень похожее на обычную родинку, росло уже около года. Оно оказалось злокачественной опухолью на коже, из-за которой мужчина два раза оказывался на грани жизни и смерти, пишет Postimees.

У Тийта, который с 1990-х годов держит хутор, и его жены Марики трое взрослых детей. Семья очень поддерживала Тийта в то время, пока он боролся с болезнью. «В такой борьбе человеку в одиночку не справиться», - считает Марика. К счастью, в нужное время на помощь им пришли врачи и Фонд лечения рака.

И хотя пятно на спине у Тийта было уже в течение какого-то времени, он не обращал на него внимания: этих коричневых пятнышек было полно. «Не видно же, что там у тебя на спине. Летом занимался на хуторе работой с голым торсом», - рассказал он.

Похожее на родинку пятно начало его беспокоить только тогда, когда из образования открылось кровотечение.

«Жена давила на меня до тех пор, пока я не пошел к врачу. К кожнику меня тут же попросили прийти снова и сказали, что это злокачественная опухоль», - объясняет Тийт, как в 2010 году у него был обнаружен рак.

Ему тут же сделали операцию, но метастазы уже проникли в лимфоузлы. «Это был вопрос времени. Еще бы месяц, и там нечего уже было бы спасать», - сказал Тийт.

После этого пациент начал ходить на регулярные проверки, и в течение четырех лет ему несколько раз отрезали по маленькому кусочку, но в целом он жил спокойной жизнью. Рост опухоли пытались остановить лучевой терапией.

Казалось, что все в порядке, пока вдруг не начались боли в животе: «Я думал, что-то с кишечником, позвонил семейному врачу и получил лекарство. Но дело дошло до того, что я больше не мог спать по ночам».

Боли в животе сообщили об ухудшении

В конце ноября 2016 году он отправился в Ракверескую больницу, где ему сделали томографическое обследование.

Самый критический момент лучше всего помнит его жена Марика, которая находилась рядом с мужем на протяжения всей болезни: «Утром муж позвонил из ЭМО. Я приехала в больницу, и там один молодой врач-практикант, Данэль Мугур, который попросил Тийта пошевелить ногами – двигалась только одна нога».

По сути всего за полчаса находившийся тогда на практике Данэль Мугур организовал скорую помощь, чтобы срочно доставить Тийта в радиологическое отделение Северо-Эстонской региональной больницы в Таллинне. «Там мне сказали, что если я выберусь из этой ситуации, то должен буду благодарить именно врача скорой помощи Данэля Мугура. Было всего несколько дней на то, чтобы освободиться от этого защемления нерва, иначе наступил бы паралич», - сказал Тийт.

В Таллинне ему сделали операцию, которая прошло отлично. Через месяц Тийта направили на физиотерапию, и он смог начать двигаться при помощи опорной рамы, дома он продолжил выполнять восстановительные упражнения, и в итоге смог подняться из инвалидного кресла.

«Когда принимал лекарства, мог ходить, опираясь на трость. Все лето занимался делами, кормил кур, и все было в порядке», - продолжает рассказ Тийт. В октябре опять начались боли в животе. И лечащий врач сказал Тийту, что в какой-то момент предназначенное специально для лечения меланомы лекарство Tafilar перестанет действовать, поскольку рак опять мутирует. Максимальный срок действия препарата – 15 месяцев.

В ноябре выяснилось, что медикамент больше не работает, и лечащий врач предложил Тийту три варианта: он идет домой и не делает ничего; проходит химиотерапию и облучение, которые раньше не давали никакого эффекта или же обращается в Фонд лечения от рака «Подаренная жизнь», чтобы приобрести препарат Keytruda, который воздействует на иммунную систему.

Помощь пришла оттуда, откуда не ждали

«Я должен благодарить фонд «Подаренная жизнь» и всех тех людей, которые пожертвовали деньги. Мой лечащий врач Герли Кууск составила в своем кабинете ходатайство, и мы ждали два или три дня, пока не пришел положительный ответ. Это стало невероятным облегчением», - говорит Тийт.

«Это было так неожиданно, я никогда не слышала ничего о Фонде лечения от рака. Я думала, ну, теперь конец, выхода нет»,- призналась Марика.

Фонд выделил два раза по 4000 евро, еще два раза по 1000 евро Тийт добавил сам. Этот вопрос обсудили в семейном кругу, и первые 1000 евро дала мать Тийта, пенсионерка. Вторую тысячу нашел старший сын. «Смешно так думать, но теперь можно умереть только потому, что нет денег», - говорит Марика.

1 декабря Тийт принял первую дозу лекарства, но 6 декабря его состояние внезапно ухудшилось настолько, что семья посмешила в отделение неотложной помощи. У Тийта так распухли ноги, что были в два раза больше обычного, сказала Марика.

Марика и Тийт вернулись домой с инструкциями по лечению, но 17 декабря все стало настолько плохо, что мужчина начал задыхаться. Вернулись в больницу, где ему  откачали воду из легких.

«Тогда врач пригласил меня к себе в кабинет и сказал, что ситуация очень плохая и муж может в любой момент уйти. И объяснил, когда нужно делать ванночки для ног и какие лекарства давать», - описала Марика кризисную ситуацию конца прошлого года.

«Если что-то происходило, я звонила врачу Тийта, которая занимается болями, Айле Каазик, так мы и вышли из этой ситуации. Безумие продолжалось по сути месяц», - продолжает Марика. Ситуация улучшилась и в конце декабря прошлого года, и Тийт получил вторую дозу лекарства.

В последующие три недели состояние больного начало улучшаться. В начале 2018 года лекарство для Тийта начала оплачивать Больничная касса, а в конце февраля этого года он получил уже пятую дозу лекарства. Все лечение состоит из десяти доз.

Очень важно мышление

Знание, что человек еще не хочет умирать, что ему еще есть, что сделать, по словам пары, - это самое главное. «Тийт это понял, когда после операции хирург Таави Тоомела велел ему убедить самого себя, что нога будет двигаться. В целом нам на пути попались врачи, с которыми все должно было быть хорошо, но и собственное отношение значит очень много», - говорит Марика.

Как на Тийта повлияет лекарство, сейчас окончательно никто сказать не может, но в данный момент оно работает, с оптимизмом объяснила Марика: «Тийт получил от Больничной кассы максимально хорошее лечение. Когда касса больше не помогала, на помощь пришел фонд. Я не знаю, может, нам просто повезло, но есть же и другие подобные истории».

«Мы живем нормальной жизнью», - говорит Тийт. В последние дни ему стало лучше, и он уже может сам вставать с кровати, что, учитывая сложность ситуации, уже огромный прорыв.

«Никто не может сказать, когда человек умрет. Я и Тийту говорила: только ты скажешь, когда уйдешь, но никто другой», - говорит Марика.

Обнаружение изменений на коже – залог успеха в лечении

Меланома – это начинающаяся с пигментных клеток злокачественная опухоль, поэтому она может возникнуть в любом месте, где есть пигментные клетки. Большая часть меланом начинается с кожи, но в худших случаях опухоль может появиться на слизистых или в глазах.

«Как и все опухоли, все начинается с маленького образования, которое со временем растет, и меланома кожи начинается с изменения на коже. Это может быть как находившаяся в течение многих лет на коже, но вдруг изменившая пигментацию родинка, так и совершенно новое изменение», - сказала онколог Северо-Эстонской региональной больницы Кадри Путник.

Если изменения на коже обнаружены быстро, то, чаще всего, лечение меланомы ограничивается хирургическим удалением образования, но ни в коем случае нельзя удалять изменение, похожее на меланому, лазером, сказала Путник.

По статистике, при небольшой меланоме в начальной стадии прогноз жизни на десять лет составляет 95-99 процентов. «Эта вероятность значительно сокращается, если болезнь успела развиться. Еще хуже процент выживаемости у тех больных, у которых развились метастазы», - говорит врач.

Keytruda или пембролизумаб и Opvida или ниволумаб – это ингобиторы контрольного пункта, которые воздействуют на защитную систему организма человека: «Под воздействием лекарства, вырабатываемые антиопухольные лимфоциты попадают в опухоль, что начинает уничтожать болезнь», - объяснила она.

PD-1 анититела пембролизумаб и ниволумаб – финансируются Больничной кассой в лечении меланомы с 2017 года. В начале этого года Больничная касса распространила использование этого препарата и на больных меланомой с метастазами.

Читать также

НАВЕРХ