Исследование: в медицине царит большое неравенство

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

По словам Трийн Хабихт, у Эстонии нет видения, каким здравоохранение будет через 10 лет.

ФОТО: Лийс Трейманн

Государству нужно в срочном порядке начать заботиться о том, чтобы и бедные люди могли получить помощь, считает медицинский эксперт Трийн Хабихт, составившая анализ системы здравоохранения Эстонии. О сути проблем она рассказала Postimees.

- После прочтения обзора открывается неутешительная картина: врачи уходят на пенсию, пациенты едят что попало, пока не заболеют, а качество лечения низкое. Неужели положение в медицине Эстонии настолько ужасно?

- В Эстонии очень многое идет хорошо: например, у нас самый быстрый в Европейском союзе рост ожидаемой продолжительности жизни.

- Да, мы стали жить дольше, но мы болеем.

- Проблема в том, что продолжительность жизни у нас увеличилась, но лишь четверть женщин и треть мужчин после 65 лет проживают оставшиеся годы здоровыми, остальные болеют или имеют ограничения по здоровью. Многое зависит еще и от того, с кем сравнивать: многое в других странах Балтии идет лучше, чем у нас.

- Что является самой большой проблемой здравоохранения Эстонии?

- Меня удивило социально-экономическое неравенство. Разница в продолжительности жизни людей с высшим и более низким образованием – 14 лет. Это слишком большая разница.

- В обзоре использованы оценки людей их собственного здоровья, но это субъективно. Действительно ли у нас бедные больны, а богатые здоровы?

- Опыт других стран показывает, что эта субъективная формулировка по сути является точной. Людям задают дополнительные вопросы, но и из ответов выходит, что это неравенство существует. Например, распространенность астмы или болезней сердца среди людей с низкими доходами более значительна.

- Но ведь болезни сердца – это во многом болезни стиля жизни.

- Они, конечно, связаны со стилем жизни, но тут одновременно присутствуют как неравенство в здравоохранении, так и в поведении самих людей. Например, среди мужчин с высшим образованием курят 15 процентов, а среди мужчин с более низким образованием – 30 процентов. Неравенство есть и в других странах, но там эта разница не столь велика, как в Эстонии. Если другие страны могут снижать неравенство, сможем и мы.

- Что Эстонии нужно сделать для снижения неравенства? У нас же нет частного медицинского страхования, все должны получать одинаковое лечение.

- У нас у шести процентов людей нет медицинской страховки, у 11 процентов она не действовала 12 месяцев подряд, то есть постоянной медицинской страховки нет у многих. Конечно, незастрахованным людям оказывают неотложную помощь, но они не могут пойти к семейному врачу, который занимается диабетом или давлением, чтобы исключить худшее развитие ситуации. Также они не имею льгот на лекарство.

- Но обеспечения всех медицинской страховкой недостаточно для того, чтобы исчезло неравенство между бедными и богатыми. Что государство, или, скорее, сами люди могли бы сделать, чтобы эта разница исчезла?

- Все начинается с ответственности людей. Человек, прежде всего, сам должен изменить свое поведение, но без поддерживающей окружающей среды это очень трудно. Это означает, что нужны определенные регуляции, которые сейчас сделались крайне непопулярными.

- Если я сейчас напишу, что государство должно изменить поведение людей, то представляю, как возмутятся читатели: я буду есть столько сахара и пить столько дешевого пива, сколько хочу. Государство, не вмешивайся в мою жизнь!

- Человеку нужно помочь сделать умный и здоровый выбор. Вопрос в том, является ли здоровый выбор самым простым. Задача государства - не отдавать указания "не ешь булочки!", сделать так, чтобы мне как человеку было проще не есть булочки, если я знаю, что это не полезно.

- С алкоголем же сделали так, что повысили акцизы, цены поднялись и все начали ездить за пивом за границу. Те, кто пил много, стал пить ее больше.

- Это делается преимущественно в знак протеста, и очень жаль, что в знак протеста люди начинают пить больше. Это показывает, что одного метода недостаточно. Во-вторых, эта тема стала весьма эмоциональной. Применение комплексной политики в обществе, в котором много групп влияния, больше не проходит так просто, как это было 10-12 лет назад.

- До сих пор в разговорах о здоровом поведении в Эстонии в большей степени упоминали о вреде курения и алкоголя, а в вашем анализе указано, что постоянно растет число людей, которые едят до тех пор, пока не заболеют. Что является большей проблемой в Эстонии – алкоголь или неправильное питание и связанные с ним болезни стиля жизни?

- Все важно. Государство не может сказать, что темой алкоголя оно больше не занимается, а питание нуждается в большем, чем прежде, внимании. Может быть, предложение ввести налог на сахар испугало и вызвало негативную реакцию, что осложнило работу в области здорового питания, но надеемся, что после выборов к этому налогу вернутся. Естественно, и у производителей должно быть какое-то время на адаптацию.

- Назовите три первоочередные темы здравоохранения Эстонии.

- Я жду ответа на вопрос, кто и почему у нас не имеет медицинской страховки. Я понимаю опасения, что если давать медицинскую страховку просто так, то люди перестанут платить налоги. В то же время, есть страны, где все имеют доступ к здравоохранению и платят налоги. Здравоохранение не должно выполнят работу Налогового департамента.

По-прежнему большой проблемой является самоответственность, она у нас слишком высока, и особенно это касается тех, кто должен принимать много лекарств. Самоответственность связана и с неравенством. Доходит ли компенсация на лечение зубов до людей с низкими зарплатами? Тут нужно думать, как защитить тех, кто более уязвим.

В-третьих, нашей медицинской сети нужно видение перспективы: чтобы и медики, и пациенты понимали, какой будет система здравоохранения через десять лет. Тогда и студенты-медики понимали бы, каким будет их место в системе, поскольку люди, которым нужна помощь врачей, есть и за пределами Тарту и Таллинна.

- Какие изменения мне как пациенту могут не понравиться, но с которыми в будущем придется смириться?

- Скорее всего, придется привыкнуть к тому, что вашими проблемами в первую очередь будет заниматься сестра или какой-то другой медицинский специалист, которые будут решать, нуждаетесь ли вы в помощи врача. Это будет происходить все чаще. Уже сейчас, попав в отделение неотложной помощи, вас принимает не врач: триаж (оценка состоянияред.) производит сестра. Конечно,  здравоохранение в значительной степени переместится в дигитальный мир, и мы не будем общаться с медицинскими работниками, глядя друг другу в глаза. Э-консультации – это один пример. Врач-специалист дает оценку состоянию здоровья человека, но они друг друга не видят.

- А личный контакт с врачом - это будет из области класса "люкс".

- Я бы так не сказала. Мы занимаемся тем, чтобы количество врачей не уменьшилось. Конечно, проблема может возникнуть из-за того, что наши ожидания растут, и мы хотим больше приемов у врача.

- Как у пациента у меня возникло ощущение, что людей стараются выписывать из больницы как можно быстрее. Из вашего анализа выясняется, что пациентов в больницах слишком много.

- В Эстонии людей госпитализируют по причинам, которых можно было бы избежать, если бы внебольничная помощь была лучше. Например, достаточно случаев, когда больницу можно было предотвратить - как у диабетиков, так и у гипертоников.

- То есть, если заработают центры здоровья, то в Эстонии будут не нужны больницы в каждом уездном центре?

- Это общеизвестная истина, что нам это не нужно. Конечно, неотложная помощь на определенном уровне должны быть доступной ежедневно и круглосуточно. Наверное, людям должна быть обеспечена в доступной близости и физиотерапия, и амбулаторная помощь врача-специалиста. Конечно, выбор медицинских услуг зависит от размеров уезда, поскольку то, что разумно в случае 40 000 жителей, не нужно в уезде с 20 000 жителями.

Явно разумно проводить определенные операции в расположенной рядом с домом больнице, но в будущем основными пациентами в уездных больницах станут пожилые люди, имеющие хронические болезни.

- Вы сказали, что одной из больших проблем эстонской медицины является старение семейных врачей.

- Не столько старение, сколько – достаточно ли мы их готовим?

- Молодой студент-медик сразу говорит, что он хочет лечить и не хочет быть предпринимателем. Должна ли Эстония отказаться от сегодняшней системы семейных врачей, которая превратила их в предпринимателей?

- Создание центров здоровья должно дать возможность того, чтобы врач перестал быть предпринимателем, поскольку при поступлении в университет он такой цели перед собой не ставил.

Выдержки из анализа

  • Одной из острых проблем здравоохранения Эстонии является нехватка медицинских работников, особенно семейных врачей и медсестер.
  • В связи с увеличением числа страдающих от избыточного веса людей специалисты по питанию и диетологи становятся все более важны.
  • Доля людей, оценивающих свое здоровье как хорошее, в Эстонии одна из самых маленьких в Европе, а в оценках людей, имеющих большие и маленькие доходы, есть значительные различия.
  • В Эстонии самая высокая в ЕС неудовлетворенность потребности во врачебной помощи, что главным образом спровоцировано длительным сроком ожидания приема.
  • Смертность в течение 30 дней после инфаркта сердца и инсульта в Эстонии одна из самых высоких в Европе.
  • Эстонская система здравоохранения сравнительно эффективна – использование генерированных лекарств (препаратов, содержащих то же действующее вещество, что и оригинал, которые попадают на рынок после окончания патентного испытания оригинального лекарства ред.) и доля дневной хирургии велики.
  • Реальная потребность в лечении зубов значительно выше, чем может компенсировать государство.
НАВЕРХ