Лечение бесплодия таит немало рисков

Андрей Сырица

ФОТО: Margus Ansu

Рождение ребенка — это большая радость для семьи, особенно если его появления на свет ждали очень долго. Об отрицательной стороне лечения бесплодия и искусственного оплодотворения говорят мало.



Поводом к этому интервью с известным в Эстонии специалистом по лечению бесплодия Андреем Сырица стало известие о том, что 28-летняя эстонка, лечившаяся от бесплодия за границей, впала в кому. Кроме того, буквально на днях наша газета рассказала о том, что доктор Сырица помог родить ребенка женщине с мужскими хромосомами (см. Рostimees на русском языке от 23.08.2011).

Насколько безопасно такое вмешательство в природу? Бывают ли смертельные случаи?

Каждый год в мире в результате искусственного оплодотворения умирает одна женщина. Риск относительно невелик — осложнения возникают менее чем у одного процента женщин, и это связано в первую очередь с использованием лекарств. Любое лекарство имеет побочное действие, иногда давление у женщины повышается настолько, что лечение приходится прерывать. Могут развиться аллергические реакции, и лекарства приходится заменять. Наибольшую опасность представляет гиперстимуляция или чрезмерная доза лекарств.

К сожалению, невозможно предвидеть, в какой мере та или иная женщина нуждается в гормональном лечении, чтобы выросла яйцеклетка. Еще опаснее стимулировать яичники.

Женщины ведь очень разные: одной за сорок, и она весит 100 килограммов, другой за 20, и ее вес 50 килограммов. У нас нет такого аппарата, который бы показывал, сколько гормонов необходимо той или иной женщине для созревания яйцеклеток. Если дать мало, то вырастет мало яйцеклеток, и они будут не лучшего качества, но и много гормонов не очень хорошо. Понятно, что чем старше женщина, тем в большей стимуляции она нуждается.

Существуют ли какие-то возрастные ограничения?

В Эстонии возрастное ограничение — 50 лет, но на практике мы крайне редко проводим стимуляцию яичников женщинам старше 45 лет. Вопрос не только в том, удастся ли вырастить яйцеклетки, а в том, какого они будут качества. Чем старше женщина, тем выше вероятность того, что яйцеклетки будут иметь генетические аномалии и нормальная беременность не наступит.

У меня каждый год около пяти женщин лежат в больнице из-за того, что у них развивается чрезмерная реакция, что крайне неприятно. У некоторых пациенток из-за этого возникали мысли о суициде. Хотя мы извлекаем яйцеклетки из яичников, те продолжают работать и производить женские гормоны. Если их образуется слишком много, нарушается обмен веществ, и кровеносные сосуды начинают пропускать воду, которая скапливается в животе.

В результате живот увеличивается до размеров обычной беременности в конце срока, начинает болеть, и женщине бывает даже трудно дышать. Может снизиться функция почек, развиться отек легких и даже мозга. Приходится откачивать жидкость из живота, а это очень тяжелая процедура. За сутки откачивают от трех до пяти литров жидкости, и так несколько дней подряд. Все это очень болезненно.
Если риск очень велик, программу можно прервать, но женщина очень тяжело переживают это, ведь она долго к готовилась к беременности. С природой трудно что-либо прогнозировать. К сожалению, так не бывает, что человек платит деньги, а ему делают за это ребенка. Это все же эксперимент, а далеко не все опыты бывают удачными.

Насколько велика вероятность неудачи?

Вероятность неудачи зависит от того, с какой проблемой мы столкнулись. Взять, к примеру, 25-летнюю женщину, у которой из-за хламидиоза возникла непроходимость яичников. В этом случае вероятность того, что будет достаточно одного цикла, очень велика — до 80 процентов. А вот у 42-летней женщины в силу возраста вероятность составляет около десяти процентов.

В целом за последние десять лет ситуация у нас значительно улучшилась. Медицина развивается, и наши знания улучшаются. 30 лет назад, когда я только учился, говорили, что мужчина, который сможет родить, получит миллион долларов, но посмотрите, что произошло в нашей собственной клинике.

В те годы для женщин с такой патологией вероятность родить ребенка была равна шансу полететь в космос или стать миллионершей. Сейчас в Эстонии много миллионеров, в космос летают не только космонавты, и бесплодие можно вылечить.

Что касается Эстонии, то у нас, конечно, дела обстоят не так хорошо, как в Финляндии и Швеции, но значительно лучше, чем в России и многих других бывших союзных республиках.

У нас и государство оказывает большую поддержку, и поэтому благодаря искусственному оплодотворению у нас рождается уже около трех процентов детей. Это 450-500 детей в год, внушительная цифра. Искусственным оплодотворением у нас занимаются уже пять клиник, и лечение вполне доступно.

Как обстоят дела с многоплодной беременностью? Должна ли лечившаяся от бесплодия женщина, которой пересадили искусственно оплодотворенную яйцеклетку, быть готовой к рождению двойни или тройни?

Рождение близнецов является как медицинской, так и социальной проблемой. Мы уже давно не пересаживаем больше двух эмбрионов. Хотя закон позволяет пересаживать три эмбриона, в нашей работе рождение тройни считается медицинской ошибкой.

Многоплодная беременность — это риск и для матери, и для детей. Лечение будет дороже, так как дети зачастую рождаются преждевременно. Пересаживание нескольких эмбрионов объясняется тем, что ребенок развивается примерно в одном из шести эмбрионов. Вероятность того, что здоровая женщина в результате искусственного оплодотворения и наступления беременности родит двойню, составляет до 30 процентов.

В Скандинавских странах уже в 70 процентах случаев здоровой женщине пересаживают только один эмбрион, и это правильно.

НАВЕРХ
Back