Водитель автобуса увидел на переходе тело мужчины без признаков жизни. Сноровка одного из пассажиров спасла отца трех детей

Водитель автобуса. Иллюстративное фото.

ФОТО: Arne Trautmann / PantherMedia / Arne Trautmann

Лишь в половине случаев сердечных приступов рядом с пострадавшим оказывается кто-то, кто может сразу начать первичную реанимацию. При этом, по словам специалиста, сделанное в первые минуты искусственное дыхание удваивает шансы пациента на спасение, пишет Yle.

Вечером 10 февраля, в 20.10 пульсометр на руке жителя Хельсинки Тату Ваннинена внезапно перестал показывать данные. Причиной была не поломка: просто у сорокалетнего мужчины пропал пульс. Примерно за час до этого он вышел на пробежку из своего дома в столичном районе Виикки, пообещав жене и трем дочерям вернуться домой к окончанию комедийного шоу.

Домой он вернулся, но лишь спустя четыре недели. Возможность вернуться к семье стала настоящим чудом и заслугой другого жителя Хельсинки. Лишь благодаря Петри Холмбергу (на фото справа - ред.) сам Ваннинен может сейчас рассказать историю своего спасения.

Тот день казался вполне обычным. Днем Ваннинен был с дочерьми на катке, на вечер запланировал пробежку в рамках подготовки к 80-километровому летнему забегу по лесному маршруту «Кархункиеррос» в Куусамо.

Ваннинен тщательно следил за балансом тренировок и отдыха, да и в целом самочувствие у него было нормальное. Ему нравилось уединение во время пробежки, и он обычно не брал с собой мобильный телефон. Стоял небольшой морозец, и маршрут был привычный. Спустя час и восемь минут он прервался. Так записано в показаниях пульсометра, потому что сам бегун ничего из того дня больше не помнит.

Лицо в крови

53-летний Петри Холберг сидел в автобусе номер 550, который вез его на ночную смену в дом престарелых, где он уже давно работает. В районе Виикки, перед перекрестком с круговым движением водитель резко затормозил и крикнул в салон, что на пешеходном переходе лежит человек.

Холмберг и другие пассажиры поспешно вышли из автобуса и увидели на переходе мужчину, который неподвижно лежал на животе, уткнувшись лицом в асфальт. Правая рука безжизненно завернута за спину. Первой мыслью было то, что его кто-то сбил.

Холмберг сразу начал руководить ситуацией, пока другие стояли в растерянности. Он проверил дыхание и пульс, которые не обнаружились, и перевернул мужчину на спину. На правой стороне лица оказалась кровоточащая рана. Холмберг очистил больному рот от снега и начал делать искусственное дыхание.

Он помнил, что при попытке реанимации важнее давить на грудь, чем вдувать воздух в легкие, и знал – на счету каждая минута. Один из пассажиров автобуса позвонил в экстренную службу, которая направила на место бригаду скорой помощи и сказала продолжать реанимацию.

Отчаяние

Через несколько минут из легких Ваннинена, продолжавшего лежать на земле, донеслись хрипы, а затем все стихло. Время остановилось. Ситуация казалась уже безнадежной. По ощущениям Холмберга, он продолжал давить на грудь бездыханного Ваннинена как минимум полчаса, пока не приехали парамедики. В действительности же прошло 10-12 минут.

Бригада скорой помощи взяла реанимацию на себя. Они продолжили давить на грудную клетку, а вскоре достали и дефибриллятор. Один разряд, пока мужчина был на земле, второй – в машине, когда его уже увозили в больницу.

На место приехал наряд полиции, которому Холмберг рассказал о случившемся. Его спросили, нужна ли ему психологическая помощь, но он решил поехать на работу, потому что в ночную смену кроме него уже никто не успеет выйти.

Ночь в доме престарелых была спокойная, но в голове Холмберга все время роем вились мысли. Мужчина выглядел молодым и спортивным. Есть ли у него семья? Ждут ли его дома?

Фотография детей на заставке

Комедийное шоу закончилось. В квартире многоэтажного дома в Виикки Йонна Лаукканен начала волноваться, куда запропастился ее муж. Возможно, он решил пробежаться чуть дольше? Наверняка дверь вот-вот откроется.

Женщина не хотела заражать своим беспокойством детей. Дочки постарше, семи и пяти лет, заснули быстро, а вот двухлетняя девочка чувствовала бешеное сердцебиение матери, пока та кормила ее грудью.

Затем Лаукканен схватилась за телефон. В травмпункт в Тёёлё пострадавших не поступало. Затем она позвонила в приемное отделение больницы Мейлахти. "Минуточку", – сказали ей на том конце провода, и она сразу поняла, в чем дело.

"Можете его описать?" – спросила медсестра.

Да, конечно. Самым простым отличительным признаком был пульсометр, на заставке которого стояла фотография трех маленьких дочек.

"Вашего мужа нашли без сознания на улице и реанимировали. Ситуация серьезная, но его состояние на данный момент стабильное. Вы сможете приехать?"

Счет идет на минуты

Выяснилось, что у Тату Ваннинена во время пробежки произошла фибрилляция желудочков сердца – приступ тахикардии, при котором сердце перестает качать кровь и прекращается кровоснабжение организма. В силу неизвестной причины желудочки начали сокращаться хаотично с частотой 300-500 раз в минуту.

В Финляндии ежегодно происходит несколько тысяч случаев остановки сердца, но точной статистики о пациентах нет. Сердце может остановиться по разным причинам: чаще всего это инфаркт миокарда, иногда – внезапная тахикардия, реже – следствие кислородного голодания.

Когда сердце перестает биться, есть всего несколько минут, чтобы восстановить кровоснабжение мозга. После пяти минут у пациента, которого не пытались вернуть к жизни, практически не остается шансов.

По данным врача первой помощи Памелы Хилтунен, лишь в половине случаев остановки сердца рядом с больным оказывался человек, способный сделать искусственное дыхание до приезда скорой помощи. Само по себе надавливание на грудную клетку не запустит сердце, но позволит разогнать кровь по телу, пока не подоспеет бригада с дефибриллятором.

Слезы счастья

Йонна Лаукканен сидит в комнате для родственников пациентов в реанимационном отделении больницы Мейлахти. Муж Тату пока не пришел в себя, и его держат под наркозом. Врач предупредил, что стоит готовиться к неизбежному повреждению мозга.

"Как к такому можно подготовиться?" – думает Йонна. Ее каждый день ненадолго пускают к мужу, и в это время она с ним разговаривает. Вокруг множество проводов и трубок, муж подключен к аппарату искусственной вентиляции легких, но ее не покидает чувство, что жизнь его еще не покинула.

На одни сутки температуру тела Тату Ваннинена опускают до 33 градусов. Это одна из лечебных методик для пациентов, перенесших фибрилляцию желудочков.

Спустя двое суток после случившегося мужчину в первый раз выводят из наркоза. Врачи недовольны тем, что он просыпается в конвульсиях, и вновь дают ему анестезию.

Дети, за которыми следит подруга семьи, знают лишь то, что папа сильно упал и сейчас лечится. Их детские игры не прекращаются.

На следующий день Йонна не могла заснуть и позвонила в больницу. Медсестра, которая оказалась родом из того же региона, что и они с мужем, рассказала, что Тату снова стали выводить из наркоза. Пока они разговаривали, мужчина стал открывать глаза. Медсестра попросила его сжать руку. Он сжал. Сжать другую. Снова получилось.

В больнице Йонна ни разу не заплакала, но в этот момент дала волю слезам. Медсестра сказала, что необходимо показать пациента доктору, и попросила перезвонить через несколько часов.

"Я жив, хочу встретиться"

После этого излечение пошло вперед семимильными шагами. На следующий день Ваннинен уже узнавал жену и пытался дотянуться до нее.

Еще спустя день Йонна застала его сидящим на краю кровати и уплетающим йогурт. Медсестры как раз занимались переводом Тату в другое отделение: пациента в таком состоянии уже нельзя было держать в реанимации.

Шаг за шагом к мужчине возвращается сознание, но день трагедии и первая неделя после нее полностью выпали из памяти.

Первый вопрос, который задал Ваннинен после того, как пришел в себя, - кто его спас? Полиция передала мужчине контактные данные Холмберга, спросив у того разрешение.

Первый телефонный разговор оказался коротким. Я жив, хочу встретиться. Давай, но когда выпишут из больницы.

Этот день наступил спустя четыре недели после случившегося. Большую часть времени он провел в больнице, ожидая результатов многочисленных обследований. Врачи не решались выписывать его, потому что не находили причины тахикардии.

За день до выписки Ваннинену в грудную клетку устанавливают прибор, в который вмонтированы монитор ритма и синхронизатор циркуляции импульсов. Врачи сказали, что это его страхование жизни. Прибор передает информацию о работе сердца напрямую в больницу, а при повторении приступа будет работать как дефибриллятор. Добро пожаловать на замену батареек через десять лет!

Цепь счастливых случайностей

Как можно отблагодарить абсолютно незнакомого человека, который спас будущее целой семьи? Таким вопросом задавались Тату Ваннинен и Йонна Лаукканен, ожидая звонка в дверь мартовским субботним вечером.

Петри Холмберг пришел навестить спасенного им человека и его семью со своей четырехлетней дочкой. Дети сразу нашли общий язык и стали играть. Взрослые пытались подобрать нужные слова и поняли, что их не найти. Тогда они стали вспоминать произошедшее.

Выяснилось, что было очень много счастливых случайностей. У Ваннинена произошла фибрилляция на пешеходном переходе, а не в десяти метрах до него, на неосвещаемой пешеходной дорожке. Автобус подъехал к перекрестку сразу после приступа. Даже погода оказалась на его стороне: легкий мороз начал охлаждать тело и защитил мозг. И главное: на месте оказался человек, который знал, что надо делать, и не побоялся сразу принять меры для оживления больного.

А еще оказалось, что Тату Ваннинен – это не первый спасенный Холмбергом человек, а третий. В девяностых он достал из воды тонувшего мужчину во время гребных гонок в Сулкава, а несколько лет спустя вытащил из горящего магазина в Пуумала его хозяина, находившегося в состоянии шока. Но этот раз оказался особенным: он сам смог убедиться, на какое количество человек повлияло спасение одной жизни тем февральским вечером.

Когда-то давно Холмберг ходил на курсы первой помощи, поэтому знает, что надо делать для первичной реанимации. Он считает, что всегда лучше хотя бы попытаться. Врач Памела Хилтунен согласна с ним: по ее словам, первичная реанимация, проведенная прохожим, удваивает шансы пациента на выздоровление. Она говорит, что даже если речь не идет об остановке сердца, надавливания на грудь не повредят пациенту.

Страха нет

В середине апреля Тату Ваннинен вернулся на работу. Анализы, назначенные нейропсихологом и неврологом, показали, что его мозг работает должным образом. Мужчина справляется со своей непростой административной работой, и никаких признаков повреждения мозговых функций нет. В начале мая невролог пожелал Ваннинену хорошего лета и сказал, что больше приходить не надо.

Страха у мужчины не осталось, но теперь на пробежку он всегда берет телефон, а в фитнес-браслете включил функцию геолокации.

Читать также

НАВЕРХ