Дагмар Ламп: исповедь донора-ипохондрика

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Dagmar Lamp

ФОТО: JAANUS LENSMENT/POSTIMEES/

«Слушай, если у меня вот тут болит – это уже инфаркт? А если здесь?», - лежала я на диване и вздыхала, ожидая, что вот-вот мое сердце остановится. Этим утром я узнала, что у меня генетически высокий риск ишемической болезни сердца и инфаркта, пишет Дагмар Ламп на портале Sõbranna.  

Конечно же, на тот момент я не страдала никакой сердечной болезнью и отдавала себе отчет в том, что это обыкновенный приступ паники. Несмотря на то, что я понимала, что вряд ли у меня случится инфаркт прямо в тот же день, когда я узнала о его возможности от Эстонского генного фонда, все это казалось очень вероятным. Люди, которые знают, как приступ паники может вызвать реальные боли, поймут мои ощущения. Очень неприятно.

Генным донором я стала, когда это движение только началось десять лет назад. Тогда мне было любопытно и хотелось знать, что мои гены мне расскажут. Наконец, этот момент настал – голодная и невыспавшаяся я поехала в Тарту, чтобы сдать новые анализы и услышать, что выяснилось на этот раз. Видимо, этот голод и недосып повлияли на давление (перед анализами есть нельзя). Давление мне врач измерял три раза, потому что мы оба не могли поверить, что оно такое высокое! Верхнее показывало от 145 до 152.

«Инфаркт!» - предсказала себе я несколько раз в тот день. Давление же растет! На третий день пришло смирение: ну ладно, если уж есть в генах, то есть! Да будет, в таком случае, инфаркт! Обтрепывая листочки анкеты обратной связи «Генной информации», я чувствовала себя, как  на скамье подсудимых. Людям, которые, как я, ударяются в крайности, не слишком легко успокоиться и смотреть на вещи реально – это просто информация, которая есть в моих генах, а не смертный приговор. Но именно так это и звучало: ишемическая болезнь сердца! Опасность инфаркта! До диабета второго типа рукой подать!

Но было много и позитивного, так, я узнала, что антидепрессанты, которые я раньше пила, в моем организме распадаются быстрее обычного. Это важная для будущего информация, теперь я знаю, что мне стоит избегать этих действующих веществ (стало ясно, почему от одного лекарства было чувство, что я сумасшедшая).

И если рассматривать вещи с точки зрения не ипохондрика, то  на самом деле результат тестирования был положительным – повышенный риск болезни не является определяющим. А что – является? Мой стиль жизни. И в этом месте я сразу стала кое-что менять.

Несмотря на это, мое настроение после получения результатов тестов сразу упало до нуля. В первую очередь началась та самая паника: я весь день чувствовала, как в ушах шумит, а сердце вот-вот остановится. Потом пришло ощущение безнадежности – по моему мнению, я последние пять лет только и делала, что пыталась сбросить вес. Дело не в том, что я уписываю торт за обе щеки, просто мне это действительно трудно дается. На третий день мне стало все равно – что тут поделаешь, гены!

В конце концов, я успокоилась и поняла. Да, давление высокое. Может, стоит обратиться к семейному врачу, перестать работать по ночам и сделать несколько шагов в сторону здорового образа жизни? Через несколько дней я оказалась на беговой дорожке. Я поняла, как мне повезло, что в моих генах не записаны тяжелые наследственные заболевания. Да, от ранней менопаузы не убежать, но что я могу сделать совершенно точно – решить, хочу ли я еще детей. И прожить свою жизнь соответственно.

Так что, если вы, как и я, боитесь, что после становления генным донором сразу заболеете «диагностированной» болезнью, не зная о которой могли бы счастливо жить дальше, то на самом деле бояться этого не стоит. Информация, которую вам даст Генный фонд, это то, что поможет вам что-то изменить. Например, я выяснила, почему «карты» не показывают, будет ли у меня псориаз, характерный для моей семьи. Ответ был простым: нет смысла исследовать все, особенно то, с чем человек ничего не может сделать. И псориаз – одна из таких болезней, что, конечно, ужасно, но, в отличии от сердечных болезней, в могилу не сведет.

Генный фонд надеется получить к концу года 100 000 новых доноров. Больше половины уже есть, но нужно больше, а осталось всего три месяца. Я призываю вас всех изучить страничку фонда: geenidoonor.ee.

И даже если вы, как и я, теряете голову от названий болезней, то я вам обещаю: у страха глаза велики и не стоит прятаться за неизвестностью. Вы несете ответственность за свое тело, оно ваш лучший друг. Сделайте себе  и своему организму такое одолжение!

НАВЕРХ