Практикующий психолог: философия абьюза приобрела фантастические масштабы

Елена Леонтьева

ФОТО: Личный архив Thomas Wagner

Как обрести счастливые отношения в эпоху медиа, поп-психологии, коучей, абьюзеров и токсичных личностей? Клинический психолог, кандидат психологических наук, гештальт-терапевт, автор книг «Про психов» и «Частная практика» Елена Леонтьева поделилась своим мнением в интервью Rus.Postimees.

— В своей недавней статье российскому изданию «Нож» вы называете манию независимости главным трендом современной культуры. Расскажите, что это такое.

— Освобождение от разнообразных зависимостей — главный тренд современной психологической культуры, стоящей на философии индивидуализма. Он про независимую сильную личность, которая живет согласно своим потребностям, самореализуется и считает, что индивидуализм — главная ценность современного человека. Таково наследие американской культуры, которая в глобальном смысле  побеждает в мире. Мы оказались к ней весьма восприимчивы и вовсю пытаемся уйти от коллективизма в индивидуализм. Отчего в голове возникает много путаницы и сильно страдает способность к диалогу между людьми. Люди стараются стать независимыми от собственных чувств и привязанностей. Мы хотим контролировать свои эмоции. Мы не хотим страдать.

— Нужно ли бороться с манией независимости?

— Вы знаете, я не сторонница психологической борьбы. Это совершенно не мой метод. Потому что если человек что-то делает в жизни, у него для этого есть достаточные основания. И призывать его бороться — довольно самонадеянное действие. Надо сначала разобраться, почему он живет так, как живет. Потому что люди — не идиоты. Они живут как хотят согласно тому же принципу индивидуализма. Это может кому-то не нравиться, но у них есть основания. И когда эти основания переосмысливаются, человек вступает в личностный кризис или ему перестает нравится его жизнь, тогда, конечно же, возникает потребность глубоко задуматься и привлечь специалиста. А про борьбу — я вообще против. Борьба обычно усиливает зависимости.

— С одной стороны нам из каждого утюга транслируют, как важно быть независимым, с другой — как важно быть счастливым, в том числе и в любви. Это реально совместить?

— Думаю, что нет, нереально. Человеческая природа социальна, мы существуем друг с другом, в мире других людей. И вынуждены с этим как-то мириться, даже если у нас достаточно богатый внутренний мир и нам вроде как никто не нужен. Люди все равно периодически нужны, и хочется, чтобы они были рядом. Зависимость и привязанность — это разные вещи. Иногда привязанность делает человека зависимым, а иногда мы не чувствуем этого. Само по себе ощущение, что я от какого-то человека завишу, оно больше связано с личностными особенностями. С несвободой в отношениях. Мужчины часто на терапии жалуются, что вот, сейчас вступишь в отношения, а потом каждый вечер нужно будет домой приходить, а хочется с друзьями на рыбалку или пиво пить. А что мешает договориться? Совместить полную свободу и надежную привязанность, конечно же, невозможно. Это всегда компромисс.

— Что такое здоровые отношения? Каждый сам для себя определяет норму или есть какие-то общие правила?

— Поп-культура и поп-психология определяют норму. Но норма перестает быть статистическим понятием. Если мы возьмем норму в социологии — это выглядит следующим образом. Мы берем тех людей, которые статистически больше всех живут определенным способом и делаем их нормой. Но в человеческих отношениях статистическая норма под большим вопросом. Люди живут по-разному. В городах живут одним образом, в сельских поселениях и малых населенных пунктах другие нормы распространены. Нормы как таковой больше нет. Поэтому здоровые отношения — это те отношения, которые вы хотите иметь и имеете. Вам нужны страсти шекспировские и они у вас есть — значит у вас здоровые отношения.

Поп-психология выдвигает какие-то идеи на эту тему, но ужас в том, что они вульгарно идеалистические и мало к жизни приспособлены. И заставляют многих людей сомневаться, что они нормально живут. В принципе, здоровые отношения характеризуются мерой страданий. Простой принцип. Если вы сильная, у вас хорошее настроение, вы делаете свои дела - это, в общем-то, нормальные отношения. А если вы болеете все время каким-то ужасными болезнями, теряете себя, страдаете, значит что-то не то. Но бывает дело не в отношениях, а в личных внутренних проблемах. И эти проблемы способны разрушить хорошие отношения.

— Откуда вообще берется массовый запрос навязать современному человеку какой-либо «идеал» отношений?

— Потому что современная культура такая. Культура капитализма навязывает человеческим отношениям стандарт экономической культуры. Стандарты удобно оформить в товар и продать. А человеческие отношения шире бизнес-отношений. Они включают в себя кучу вещей, которые не направлены на извлечение какой-то очевидной прибыли. Это могут быть странные, индивидуальные, третьим лицам непонятные вещи. Часто парадоксальные и нелогичные.

— А как капитализм влияет на отношения?

— Капитализм постулирует, что мы достаточно рациональные экономические субъекты. У нас есть какие-то товары, мы с ними выходим на рынок и в ситуации свободной конкуренции этими товарами обмениваемся, продаем их, получаем прибыль, и так далее. Если применить это к человеческим отношениям, то все становится очень похоже. Мы выходим на рынок любовных отношений, что-то предлагаем, у нас есть целая индустрия, которая помогает выглядеть конкурентно. Ритуалы, проверки (маркетинговые исследования), самопрезентации и рекламные компании. В общем, все очень заточено под эту конкурентоспособность и обмен. А дальше получаются какие-то несовпадения. То товар оказался не тот, что в рекламе, то нужна новая модель, а старая устарела. Но не все аспекты любовных отношений на рынке продаются. Любовь, как известно, не купишь и очень часто продать ее невозможно.

Любовь и либидо не укладываются в капиталистическую систему, потому что они нерациональны. Их невозможно измерить и рассчитать. Либидо и любовное влечение часто обслуживает наши детские потребности. В нежности, в привязанности, в защите. В каких-то вещах, которые плохо укладываются в партнерские отношения, где оба сильные, равные, получают прибыль, а как только отношения изживают себя, они закрывают бизнес. Это все одно с другим плохо бьется, но пытается. Процесс идет. Следующие поколения будут менее запутаны, думаю.

— Что такое серийная моногамия? «Жили долго и счастливо и умерли в один день» больше не работает?

— Серийная моногамия — это когда человек в течение жизни образует стабильные любовные союзы, которые либо оформлены юридически, либо нет. Люди, у которых есть совместное имущество, дети. Это, в общем-то, обычный брак, но он кратковременный, т.е. от пяти до десяти лет примерно. Это могут быть последовательные, хорошие, крепкие отношения без идеи прожить вместе всю жизнь и умереть в один день. Вообще такая идея себя изжила, потому что у современного человека со смертью плохие отношения. Его кто-то убедил, что он будет жить очень долго. Лет 120. Поэтому о смерти он не думает, пока онкология не начнется. Зачем «умирать в один день», если мы с вами будем жить вечно? В крайнем случае заменим себе все органы. Если это не получится — пришьем другую голову. Понимаете, смерть мало волнует до тех пор, пока люди с этим не сталкиваются напрямую. Смерть сбивает с толку. Это факт. Но об этом никто не думает до определенного возраста.

— А разве капитализм здесь ни при чем? Нет в этом потребительства, что сначала один партнер, потом другой, потом третий?

— Есть такое, но это одновременно как бы и про развитие. Это такое развивающееся потребление. Потому что отношения есть, люди друг другу что-то дали, инвестировали друг в друга что-то, детей, возможно, завели, развелись и дальше пошли. По большому счету это тренд, который начался всего два поколения назад. Это буквально последние 40 лет. Раньше такого не было. Нужно было обязательно жениться, например, а сейчас необязательно. В тюрьме брака осталось очень мало охранников.

Нас ждет следующее поколение травмированных детей, выросших в семьях, где отношения — это отношения абьюза.

— Оксфордский словарь английского языка назвал «токсичный» (toxic) самым популярным словом 2018 года. Почему вдруг все друг друга стали подозревать в «токсичности»?

— Токсичность — термин, который четко отражает связь поп-психологии и экономики. Сам термин пришел из финансов. Токсичные активы — это те активы, которые нужно сбросить предприятию, чтобы его акции не обесценились, т.е. это те активы, которые не приносят прибыль и влияют на репутацию. Термин триумфально переместился в психологию. Т.е. все отношения в пределе, которые неприятны, — они токсичны. Мы все стали индивидуалистами и обнаружили собственные границы, стали чувствительны к внешним нарушениям этих границ. Когда мы сами нарушаем границы — это нормально. Никто не считает себя токсичным, только другого. Так что токсичные отношения — те, от которых пора избавиться, а то акции упадут. Самооценка и социальная привлекательность, другими словами.

— Еще один популярный неологизм — «абьюз», т.е. психологическое насилие над близким человеком.

— Понятие абьюза приобретает фантастические масштабы. На первый взгляд кажется, что это женский феминистический ответ на семейные отношения с патриархальным уклоном. Но не только, периодически в терапии появляются мужчины, которые тоже говорят, что их абьюзят женщины. Поскольку информационный обмен происходит быстро: мужчины учатся у женщин, а женщины у мужчин. Идет постоянное обучение психологическим средствам защиты и нападения.

Чем плох этот дискурс абьюза? Он делит человеческие отношения на простые элементы. На жертв и насильников. И из этой полярности некуда деться. Там все просто. Есть добро и есть зло. Если я добро, значит ты зло. А если ты зло, я должна победить любой ценой. Добро ведь побеждает, верно?  А дальше война до победного конца, где вообще никого не жалко. Даже детей не жалко. Поэтому нас ждет следующее поколение травмированных детей, выросших в семьях, где отношения — это отношения абьюза. Таких детей будет много, потому что то, что себе сейчас позволяют люди в отношениях — это ужасно.

— Мне кажется, что есть и обратная тенденция. Люди становятся более рациональными. Перед тем, как завести детей, пары лучше осознают свои финансовые возможности. Они лучше образованны, в том числе в области психологии. Физическое насилие начинает уходить. Разве это не положительная динамика?

— Понимаете, мы существуем в постмодернистском мире. Скорее всего, мир всегда был таким, мы просто сейчас больше о нем знаем. Одновременно существуют разные модели отношений и их гибриды. Норму измерить невозможно, и никто не скажет вам, как правильно, исходя из статистики. Действительно, есть огромное количество пар, которые очень долго идут к детям. Люди нового поколения, индивидуалисты и прагматики. Они уже понимают, что такое дети. Они понимают, что это огромные затраты, материальные и душевные, на которые нужно работать. Больше всего на свете они хотят вырастить психологически здорового и счастливого человека. Они откладывают деторождение по западной модели на попозже или вообще детей не заводят. Но поразительно, что в этом сочетании разных моделей есть какой-то биологический момент, пока нами совершенно не осознанный! Потому что в этих отношениях, очень ответственных, дети зачастую с трудом появляются. Для таких пар это целая история с детьми.

Что не скажешь про отношения абьюзивные. Если вы почитаете и изучите эти группы, где люди жалуются друг другу и просят помощи, — у них у всех есть дети! Часто погодки, которые появляются очень легко и быстро. Это, конечно, наводит на мысль, что в одних отношениях дети по какой-то причине появляются, причем появляются в более нормальный период для размножения, до 30 лет. Это, как правило, физически здоровые дети, но психически травмированные. Но в семьях индивидуалистов, которые очень осознанно подходят к отношениям, детей появляется мало или они не появляются вообще. Это такой факт человеческой психологии, который совершенно не осмыслен. 

— А разве напрямую с возрастом он не связан? Если одна женщина решает в 40 родить ребенка, а другая это делает в 25 — у них совершенно разные стартовые условия.

— Абсолютно. Но никто не скажет, что из этого проще и легче. Есть огромное количество пар, которые проходили на кучу курсов, все пролеченные психотерапией, и которые говорили только одно: «Мы даже не подозревали, как это будет сложно». А по молодости все такие глупые и неподготовленные, но сил больше, меньше опыта жизни «для себя», не приходится от него отказываться. Поэтому дети легко рождаются и вырастают. В общем, вопрос этот очень неоднозначный. Главное, что эти реальности существуют одновременно и между ними конкуренция и происходит.

— Современный человек со всех сторон запуган, какими отношения должны и не должны быть. Давит общество, давит капитализм, давит свобода выбора, давит поп-психология. Как быть?

— Нужно разбираться. Действительно, вокруг такое сильное социальное влияние, что свою истинную самость, свою душу и личность сложно обнаружить. Она в основном состоит из кусочков медиа. Люди не понимают, каких отношений хотят и какие отношения им подходят. Они просто про себя это не знают. Им все время кажется, что что-то не то. Человек меняется, и в разном возрасте хочется очень разных отношений. Поэтому надо пробовать и не надо бояться. Любой человеческий опыт дорог, если это ваш опыт. Я как практикующий психолог скажу, что психологические практики вам помогут, потому что в отличие от поп-психологии, от этих учителей жизни индивидуальная психология интересуется не идеалистическими конструкциями, а только вами. И в этом смысл частной практики — найти себя. Постепенно, спокойно, не за один подход. Тем не менее это происходит, и человек учится себя узнавать. И вместе с тем учится шелуху внешних воздействий контролировать.

НАВЕРХ