Как живет город, оставшийся без роддома?

Закрытие родильного отделения в Валгаской больнице проходило болезненно. Матери даже проводили акции протеста.

ФОТО: Тийт Лойм

Закрытие родильного отделения в Валгаской больнице летом прошлого года вызывало у местных жителей страх и негодование. Сейчас причастные к этому люди говорят, что самые большие страхи не оправдались, хотя рожать в Тарту не так комфортно, как это было в Валга, пишет Lõuna-Eesti Postimees.

Отделение закрыли 1 июля прошлого года. Этому предшествовали акции протеста, на которых требовали сохранения отделения. Местные жители были обеспокоены тем, что Валга превращается в окраину, и опасались, что родильное отделение в Тарту просто не выдержит наплыва рожениц, а в случае быстрых родов до Тарту просто не дотянут.

Университетская клиника, которой принадлежит большая часть акций больницы, заверяла, что рожениц будут надлежащим образом отправлять в Тарту и в Выру, а поддержка на месте будет обеспечена и в дальнейшем.

«Я очень боялась того периода, когда помощь исчезнет со дня. Но выяснилось, что никакого чрезмерного ужаса не началось», - признала член совета Валгаской больницы и председатель волостного собрания Валга Кюллике Сийлак, которая сама несколько раз в месяц как гинеколог принимает пациентов.

«Почему мы протестовали и требовали продолжения? Мы хотели, чтобы амбулаторный гинекологический прием и родовспоможение были очень хорошо организованы. Чтобы были врачи, чтобы на месте были акушерки, прежде всего, круглосуточная неотложная помощь. В этом смысле, нас как котят бросили в воду, мол, выплывайте сами. 1 июля круглосуточные дежурства закончились, и это тревожило людей больше всего», - описала Сийлак.

Терпеливый народ

Сказанное выше означает, что акушерки и гинекологи теперь доступны только в рабочее время, но не ночью и не в выходные. «Со временем выяснилось, что таких случаев, когда ночью возникла экстремальная ситуация, при которой гинеколог должен быть сразу на месте, слишком много не возникает»,- сказала Сийлак. Но для себя она сделала вывод, что люди могут очень хорошо адаптироваться: «Не будет протестов, эстонцы очень терпеливы. Лично меня это удивило. Может быть, какие-то семьи и уехали из-за того, что врачебная помощь теперь находится далеко, не знаю».

По словам Сийлак, роженицы рассказывали о Тарту, что отделение там перегружено: «Не хватает персонала, и они все очень устают, да и культура общения несколько не на уровне в определенных ситуациях. В Валгаской больнице женщины привыкли к домашней обстановке».

Если сразу после закрытия в СМИ можно было прочесть о том, как женщины рожают на обочине, то больше таких случаев не происходило ни с тартуской, ни с валгаской скорой помощью. Старшая медсестра Валгаской скорой помощи Лейа Ярве рассказала, что ситуации, когда с роженицей только-только успевают добраться до места, все же были. Но ей известен только один недавний случай родов в машине скорой помощи, который несколько месяцев произошел с антсласкими коллегами, принявшим роды у женщины из Люллемяэ Валгаского уезда.

Закрытие отделения принесло скорой помощи больше работы, поскольку количество машин у валгасцев осталось прежним: «Мы всегда возили рожениц в больницы. Прежде расстояния были маленькими, а теперь они увеличились. И гинекологических больных теперь всех приходится возить, а также женщин с патологией при беременности. Нам, разумеется, помогают бригады из Тырва или Антсла. Но, конечно, какой-то человек мог бы получить помощь быстрее, если бы мы не находились в Тарту или в Выру».

С акциями протеста покончено

Боровшаяся за родильное отделение Тийна Тухканен-Кострова проблемой назвала то, что местная помощь теперь уже не та. Это она испытала на собственной шкуре, когда будучи беременной в нерабочее время хотела обратиться в больницу.

«Я позвонила в отделение неотложной помощи и рассказала о своей проблеме, спросила, есть ли смысл прийти, может ли кто-то меня осмотреть или проконсультировать, все ли нормально? Они сказали, что приходить нет смысла, акушерок на дежурстве нет. Даже если там кто-то есть, на месте они ничего сделать не могут. Посоветовали ехать в Тарту или в Выру. По ночам и в выходные помощи по сути нет».

Но протесты остались в прошлом, поскольку в них больше нет смысла: «Закрытие состоялось, и в ближайшее время ничего не изменится».

Вторая защитница родильного отделения Анастасия Киккас сказала, что довольных нет: «Более того, видно, что в Пыльва все идет точно по той же схеме. Такое ощущение, что происходит дежавю. Я слышала, что многие женщины ездят к гинекологам в Вильяндискую больницу. Не знаю, как много и где сейчас рожают жительницы Валга, но о Тарту отзываются как о конвейере. У меня до сих пор время от времени спрашивают: это правда необратимо или если ли хоть какая-то надежда на то, что родильное отделение восстановят?»

Руководитель службы по связям с общественностью Клиники Тартуского университета Хелен Каю сказала, что у валгаских рожениц есть те же возможности, которые предлагаются жительницам Тарту: от амбулаторного приема до интенсивного лечения.

Предоставление родовспоможения между больницами Клиники ТУ работает, по словам Каю, бесперебойно.

«Женщины Валгамаа могут спокойно рождать в Южно-Эстонской больнице или в Клинике ТУ. В Валгаской больнице по-прежнему ведется наблюдение до беременности, во время и после нее, а также послеродовые услуги. Также в больнице ведутся приемы гинекологов и акушерок, а также есть гинекологическое дневное лечение».

В совете Пыльваской больницы недавно обсуждали вопрос о том, чтобы попросить дополнительные средства для родильного отделения. Вопрос стал предметом обсуждения и на последнем заседании волостного совета. До получения дополнительной информации действует нынешний план, согласно которому родильное отделение Пыльваской больницы закроется в конце года.

НАВЕРХ