Точная медицина исследует ДНК раковых опухолей

Цель персональной медицины заключается в том, чтобы при помощи тестов найти свойственное каждой опухоли изменение генома и лечить болезнь лекарствами, которые дают лучший результат. Исследование генома в лаборатории Roche.

ФОТО: Roche

Большая часть методов сегодняшнего лечения от рака адаптированы под многих пациентов, которые страдают, как кажется, от одной и той же болезни. Но в самой современной, основанной на генных изменениях медицине склонны считать, что как и каждый человек, уникален и каждый рак, пишет Postimees.

Наше тело состоит из миллиардов клеток. Каждая клетка растет по своей инструкции использования, то есть по ДНК. Иногда находящаяся в наших клетках ДНК может наносить вред, то есть мутирует, что заставляет клетку расти бесконтрольно. Чаще всего естественная иммунная система в состоянии остановить ненормальный рост клетки до возникновения проблемы. Если же этого не произошло, могут возникнуть злокачественные опухоли.

В ходе анализа генома рака исследуется ДНК человека. В случае злокачественных опухолей клетки рака берут прямо из источника опухоли, но их можно исследовать и по крови или костному мозгу. Сравнение ДНК здоровых клеток с ДНК клеток опухоли может помочь найти изменения, которые обусловили возникновение опухоли.

Важная помощь науке

Метод исследования генома рака еще не очень распространен в Эстонии. Например, в Швейцарии это уже является частью лечения от рака, и Больничная касса оплачивает его всем пациентам, которые в нем нуждаются. И все же речь идет о медицинской услуге, необходимость которой может посоветовать только онколог. Особая польза исследования генома есть тогда, когда неизвестно, в какой части тела раковая опухоль начала расти. Такие опухоли часто агрессивны, не поддаются лечению и быстро прогрессируют.

Профессор Дэвид Томас руководит расположенным в австралийском Сиднее Кингхорнским онкологическим центром. Он считает, что в случае рака неизвестного происхождения исследование генома крайне важно.

«Для лечения от рака нужно знать, в каком органе он зародился. Если это неизвестно, используется химиотерапия, которая имеет очень маленькую эффективность. Вторая возможность – сказать человеку, что наши руки связаны», – сказал Томас в Цюрихе на мероприятии для СМИ, знакомящем с исследованиями генома рака. По словам специалиста, исследование генома идеально для повышения эффективности лечения синдрома CUP или Cancer of unknown Primary. CUP – это редко встречающаяся, но практически всегда приводящая к смерти форма рака, долгое время при которой могут прожить лишь 5-10 процентов пациентов, да и они чаще всего по причине неправильно поставленного диагноза.

Дэвид Томас.

ФОТО: Erakogu

Томас добавил, что исследование генома является дополнительной возможностью тогда, когда известные возможности лечения уже исчерпаны: «Берется когда-то сделанная проба опухоли и отправляется в лабораторию. Ответ поступает через пару недель и выясняется, что отвечающее этой мутации лечение есть, или сейчас ведутся клинические исследования».

И хотя занимающееся мутациями лечение от рака является последним словом в медицине, а пациент может получить дополнительные годы качественной жизни, по словам Томаса, пока нет причин говорить о полной победе над раком: «Хотя поначалу опухоль уменьшается, через какое-то время она становится резистентной к лечению. Это – часть жизни».

Рак и лечение подходят друг другу?

Часто рак лечится химиотерапией, которой пытаются убить все быстро растущие клетки. Иногда в процессе убиваются и здоровые клетки. Благодаря новейшему целенаправленному лечению, или биологическому лечению, а также иммунотерапии получается аккуратно выбирать, какие клетки следует уничтожить. Так останавливают только клетки с мутацией, давая здоровым клеткам нормально расти.

Биологическое лечение работает очень точно, а потому клинические исследования проводить сложно. Возникает ситуация, при которой, например, лишь один из десяти пациентов получает пользу от лечения. Такие результаты опытов ведут к тому, что невыгодно вносить соответствующее лекарство в списки государственной Больничной кассы, поскольку с точки зрения эффективности расходов такое финансирование неразумно.

И все же есть возможность расширить круг испытуемых лиц, чтобы найти лишь тех людей, в опухоли которых есть соответствующая мутация. Создание геномного профиля рака, что сейчас является скорее новаторским и малознакомым методом, позволяет найти происходящие в ДНК рака мутации, которые заставляют рак расти. Исследования генома рака проводятся в некоторых лабораториях, и получение результата требует две недели времени. После этого возможно найти отвечающее конкретной мутации рака лекарство, или проводящееся клиническое исследование.

Такое точное лечение позволяет найти в клинических исследованиях именно тех пациентов, которые могли бы получить пользу от лечения. В то же время результат исследования может поставить человека в ситуацию, при которой Больничная касса лекарство не компенсирует, и тут придется найти собственные средства.

Высокая цена препятствует более широкому использованию исследований генома

Вахур Валвере.

ФОТО: PERH

Заведующий клиникой онкологии и гематологии Северо-Эстонской региональной больницы (PERH) Вахур Валвере сказал, что исследование генома в определенных случаях уже используется и в ближайшие годы его роль, конечно, увеличится.

Лечение онкологических и гематологических больных за годы стало все больше персонализированным, и PERH тоже старается идти в ногу с этими изменениями в пределах своих возможностей.

«В случае многочисленных опухолей, если целенаправленное лечение финансируется Больничной кассой, мы уже несколько лет используем в плане лечения прогнозируемые или так называемые предиктивные молекулярные тесты. Это помогает значительно увеличить эффективность лечения, улучшить качество жизни больного и оптимизировать расходы на лечение», - сказал Валвере.

«Что касается генных тестов, основанных на геноме и анализирующих уже десятки и сотни генов одновременно, то в определенных случаях мы используем и их, и иногда от этого возникает большая польза для пациента при назначении дальнейшего лечения».

Как и австралийские онкологи, руководитель эстонской клиники считает, что потенциальная польза от тестов намного больше тогда, когда возможности стандартного лечения исчерпаны, изначальный очаг опухоли не установлен, или речь идет о редко встречающеся, то есть так называемой редкой опухоли.

«Но предварительное условие использования этих тестов заключается в том, что их качество проверено, а обоснованность оценена. Более широкому использованию тестов сейчас препятствует их высокая цена, но в ближайшие годы их роль в лечении от рака, конечно, значительно увеличится», - верит Валвере.

НАВЕРХ