Клинический психолог: в переломный период живите одним днем

Кайа-Кастепылд-Тырс.

ФОТО: Hanna Udras

Планы, которые мы намечаем для себя на будущее, сами по себе могут  стать источником стресса. Когда в жизни все резко меняется, нет смысла перестраивать свой быт: скорее, нужно жить одним днем и приспосабливаться к событиям, которое несут перемены, говорит клинический психолог Кайа-Кастепылд-Тырс.

- Как помогает письменный рассказ о своих личных трудностях, в том числе о своем опыте заболевания раком или опыте своих близких?

- События, которые приходят в нашу жизнь и меняют ее, случаются довольно часто. Описание больших перемен дает возможность разобраться в своем опыте и понять его, а также является основой для того, чтобы справиться с любыми переменами. Если случившееся не будет сформулировано словами, разделено на эмоции и их понимание, названо своими именами, например, что значит то или иное чувство, то эмоции выйдут наружу вследствие какого-либо спускового крючка, не подчиняясь контролю человека. Неразрешенные пережитые ситуации начинают мешать жить, особенно если они накапливаются.

- Когда стоит взяться за перо?

- Можно начать писать сразу, как только это придет в голову, здесь нет правильного или неправильного ответа. Кому-то достаточно нескольких минут, чтобы рассказать или описать большое событие, а кому-то для того чтобы открыться, могут потребоваться дни, месяца или даже годы. Это зависит от жизненного опыта и от того, как человек научился справляться с трудными ситуациями в жизни.

- Раньше вели записи и дневники, теперь эту роль взял на себя Facebook.

- Нам может это нравится или нет, но то, что мы читаем в социальных сетях, эти горячие эмоциональные высказывания являются началом понимания своего опыта. Если мы с первым порывом выплескиваем эмоции в письменном виде, то уже в следующую минуту мы обычно чувствуем облегчение или, по крайней мере, эмоция меняется или становится спокойней. Зачастую тогда кажется, что все не так уж и ужасно или картина становится понятнее.

- А если я напишу вечером кому-то эмоциональное письмо, то с его отправкой разумнее подождать до утра?

- В случае эмоций, изложенных в письме, да, можно свежим взглядом перечитать их утром. Но всегда, когда мы описываем событие письменно, возникает другое видение, которое помогает лучше понять свой опыт. Горячие эмоциональные всплески означают начало решения ситуации.

- Как часто и в каких случаях психологи используют письменную терапию?

- В работе с травмами, с которыми я тоже работаю, письменное описание событий используется часто. Например, пациенты, которые испытывают посттравматический стресс, зачастую предпочитают писать, чем говорить. Описывая травму, пациент начинает искать правильные слова, исправлять грамматику и вместо сбивчивого рассказа картина становится яснее.

- Насколько описанные истории подходят для чтения другими?

- Единого ответа здесь нет. Если чья-то история содержит что-то воодушевляющее и имеет позитивные черты, то она может дать читателю пример, надежду и поддержку, показать, что он не один.

С другой стороны, читатель может растолковать текст по-своему и понять, например, что его ситуация другая – более сложная или у него нет такой поддержки, то этот рассказ может также повлиять негативно. Один метод никогда не работает для всех одинаково, для каждого следует найти подходящий. Как правило, описание своей истории служит как дополнение к другим методам.

- Какие техники еще помогают, чтобы справиться с жизненными поворотами?

- Проговаривание. Таким образом мы получаем ценную обратную связь. Человеческий контакт и близкие отношения помогают пережить проблемы. Если среди друзей-родственников есть одна пара ушей, готовых выслушать, то необязательно всегда говорить с психологом.

В то же время я также знаю, что совет пойти и поговорить, на некоторых может действовать как красная тряпка для быка. В этом случае подходит и метод продумывания самому, изображение чего-либо на бумаге для себя, например, рисование. Процесс проходит также, как проговаривание и письмо.

- Иногда люди не хотят говорить, так как раньше слушатели не смогли им помочь.

- Например, если не считают проблему серьезной. Я помню, как один студент медицинского факультета привел на практикуме по суицидальным состояниям и депрессии пример, как в травмопункте никто не говорит пациенту с открытом переломом руки, что это пройдет, что он поправится. А если человек говорит, что он не хочет жить, то зачастую отвечают ему именно так.

Плохой опыт может получить и рассказчик, если слушатель сосредоточен, прежде всего, на себе. Например, слушая тяжелый рассказ другого, возникает раздражение, страх, неудобство или мысль о том, что нечего сказать в ответ. Чтобы справиться со своими эмоциями, начинают не дослушав, давать оценочные суждения и предлагать неподходящие другому решения, чтобы быстрее закончить беседу. У человека, который поделился своей проблемой, остается впечатление, что его переживания не важны. Слушатель, который поддерживает, умеет слушать другого человека исходя из потребности рассказчика.

- Такому слушанию может научиться каждый?

- Можно начинать тренироваться с повседневных ситуаций. Конечно, слушать иногда тяжело, особенно о боли или грустных мыслях своих близких. Но если на время оставить свои эмоции и спросить себя: мне конечно неудобно, но что чувствует рассказчик и что с ним происходит? Тогда слушать другого становится легче.

- Что делать, если человек надолго замыкается в себе, например, когда годами скорбит о своем покойном близком?

- Обычно после похорон скорбят полгода, иногда год. Если процесс затягивается и скорбь начинает мешать повседневной жизни, то на помощь приходит психолог, который умеет найти со скорбящим так называемые закрытые места и предложить ему возможные решения. Как правило, проблемы вращаются вокруг убеждений, что, например, осталось что-то недосказанное или несделанное, это чувство вины не дает нормально жить дальше. Эти вещи не дают выйти из скорби, но с ними можно справиться, если их проговорить. После этого жить становится легче.

НАВЕРХ