Посмотреть на себя правдивыми глазами и узреть свое бытие
Психотерапевт и философ рассказывают об изоляции

Экзистенциальный психотерапевт Владимир Киреев.

ФОТО: личный архив

Пандемия коронавируса затронула все без исключения сферы жизни. Какое влияние она окажет на отдельно взятых людей и на человечество в целом, будут изучать психиатры, философы, социологи, экономисты, историки — список можно продолжать. Пандемия испытывает на прочность не только экономику и готовность правительств к чрезвычайной ситуации, но и психику каждого из нас. Так появляются паникеры и коронаотрицатели. Отсюда же — очень разная реакция на самоизоляцию. Кто-то жалуется в соцсетях на апатию и суицидальные мысли, кто-то начинает учить новый иностранный язык и плести макраме, а другие пытаются жить так, словно ничего не изменилось.

«Посмотри на отношение человека к коронавирусу и увидишь его идентичность, посмотри на свое отношение к коронавирусу и увидишь свою», — говорит экзистенциальный психотерапевт Владимир Киреев.

Люди не должны страдать и тревожиться?

Киреев отмечает, что отношение человека к происходящему сейчас обнажает его реальность: «Появляется возможность посмотреть на себя правдивыми глазами и узреть свое бытие. Все, что было накоплено и недоделано в человеческих душах, отношениях, государственной политике, сейчас проявляется в своем подлинном виде».

Поскольку подавленность, тревога могут теперь появиться и у людей, не страдающих какими-либо расстройствами, напрашивается вопрос, что делать в этой ситуации. «В этом вопросе уже содержится презумпция, что люди не должны страдать и тревожиться, а если они затревожились и застрадали, то им надо получить облегчение, то есть их, как маленьких детей, надо избавить от этой неприятности как можно эффективнее и скорее. Я на это смотрю по-другому. Вспоминается басня Крылова про стрекозу и муравья. Многие уходили от возможности переживать, и вот... зима пришла. Как сказал муравей: "Так поди же, попляши". Моя позиция такая — слава Богу, что хотя бы сейчас, наконец-то, эти люди стали людьми», — заключает специалист.

Иди в уединение и очеловечивайся в нем, потому что только через недеяние человек обретает себя, а муравей, пташка, насекомое должны все время суетиться.

Человек с так называемым клиповым сознанием в эту тревогу не впадает. Суть клипового сознания в том, что человек живет отдельными впечатлениями: «Пока он смотрит на ужас коронавируса, он в ужасе; отвернулся — он уже в другом состоянии; еще раз отвернулся — в третьем. Ему будет плохо, только если его привяжут, зафиксируют и отберут телефон, вот тут ему действительно станет плохо».

Изоляция как уединение

В изоляции человеку приходится быть наедине с самим собой, и это, подчеркивает психотерапевт, может оказаться для него непереносимым. Переносимо это только в том случае, если изоляция воспринимается как уединение. Потребность в нем есть у многих, но, чтобы иметь эту потребность, нужно дорасти до определенной зрелости. «В уединении человек ищет, в чем его долженствование. Жизнь все время отвлекает, а в уединении он задается вопросом, в чем именно его долженствование в рамках возможностей и обстоятельств его жизни, и через это уединение он находит себя. Мы в делах, в суете все время теряем себя, но вот уже нет суеты, тебя — оп! — забрали, и ты должен побыть в тишине. Туалетную бумагу купил, гречку купил, теперь побудь наконец в этом уединении, наедине с собой», — советует Владимир Киреев. Психотерапевт предлагает конвертировать чувство изоляции в наслаждение: «Иди в уединение и очеловечивайся в нем, потому что только через недеяние человек обретает себя, а муравей, пташка, насекомое должны все время суетиться».

В этой ситуации надо, наоборот, сознательно расшатывать себе психику, то есть быть более гибким, мобильным, отзывчивым.

Может ли вынужденная изоляция негативно подействовать на психику здорового и энергичного человека — вопрос, который кажется сегодня, когда в четырех стенах оказались вдруг неутомимые экстраверты, особенно актуальным. «Может ли тесная обувь негативно повлиять на стопу энергичного человека? Если больная нога, тут все ясно. А если нога здоровая, может или не может? Здоровая нога может разносить обувь, и тогда все будет нормально. А может быть наоборот — человек так натрет себе мозоли своей энергичностью, что потом уже никуда ходить не сможет», — говорит Киреев и подчеркивает, что нужно вовремя понять, по силам ли вам изоляция. Если нет, нужно обставлять ее чем-нибудь, найти интересное занятие, на которое до этого не хватало времени.

Изоляция как встреча

На вопрос, как не расшатать себе психику и сохранить в изоляции душевное здоровье, следует ответ: «А почему нельзя расшатывать психику? Раз ты оказался в непривычной, новой ситуации, ты можешь адаптироваться к ней, только ее расшатав. Если психика остается неизменной, адаптация невозможна, поэтому задача — правильно расшатать свою психику и... сделать переконструирование: я разомну что-то, и то, что я размял, подойдет для другой конфигурации. А если не размял, то не смогу этого сделать, поэтому в этой ситуации надо, наоборот, сознательно расшатывать себе психику, то есть быть более гибким, мобильным, отзывчивым».   

Понятие «встреча» имеет в экзистенциальной психотерапии особое значение, и если в данном случае произошла встреча с одиночеством, то сама эта встреча уже не может не преобразить в рамках этой философии. «Это должно быть, как встреча со смертью. Все люди, которые встретились со смертью, — пережили клиническую смерть, выжили и прочее — говорят, что потом меняют свой образ жизни, потому что у них меняется система ценностей», — объясняет он. Если встреча произошла, человек становится другим, а если не становится, то встречи не было.

Нынешняя ситуация может рассматриваться как тест обществу на солидарность и альтруизм.

В некоторых случаях изоляция способствует раскрытию талантов. «Я три года работал в тюрьме. Детский психиатр и при этом психиатр в зоне — такой контраст. У многих людей в тюрьме раскрываются таланты: кто начинает резать по дереву, кто — стихи писать, кто — рисовать, кто-то — задумываться о бытии и так далее. По крайней мере, когда я работал в зоне усиленного режима, очень многим изоляция помогала раскрыть таланты, потому что до этого из-за своего бандюганства было не до рукоделия, не до рисунков, не до души. А какие любовные письма пишут такие зэки-ребята...»

Философия — скупая приправа к жизни

В связи с нынешней ситуацией чаще всего обращаются за комментариями к эпидемиологам, вирусологам и экономистам, но интересен и взгляд философа — главного эксперта по вопросам бытия. Преподаватель философии в Таллиннском университете Оливер Лаас отмечает, что введение ограничений на передвижение подчеркнуло конфликт интересов индивида и общества: «Например, молодому человеку, не входящему в группу риска, возможно, выгоднее игнорировать ограничения, но при этом он может заразить других и кто-то из этих других — умереть».

Лаас отмечает, что даже редкие нарушения ограничений могут сделать социальное дистанцирование бессмысленным с точки зрения борьбы с распространением вируса. По мнению философа, нынешняя ситуация может рассматриваться как тест обществу на солидарность и альтруизм. «Сколько людей, не входящих в группы риска, готовы добровольно пожертвовать своим благополучием ради благополучия общества, чтобы помочь предотвращению распространения инфекции и спасению людей?» — размышляет Лаас.

Поскольку люди — социальные животные, напоминает философ, многие, вероятно, будут испытывать в результате изоляции одиночество — социальную боль, вызванную разлукой с другими. «Чтобы достичь душевного спокойствия, мы должны сначала принять то, что не можем контролировать — продолжительность пандемии и вынужденной изоляции — и сосредоточиться на том, на что повлиять мы можем: на наших мыслях и повседневных действиях», — советует он.

По мнению Лааса, хорошо поставить себе какую-то цель и продумать способы ее достижения: «Изоляция может оказаться полезной для индивида, если он сможет рассматривать ее как возможность достижения поставленных целей». В нынешней ситуации он находит еще один неожиданный положительный момент: благодаря изоляции общение становится более дружелюбным, социальные связи не разрушаются, а сохраняются и возникают новые.

НАВЕРХ