ВЛИЯНИЕ КОРОНАВИРУСА В Эстонии предполагаемая продолжительность жизни упала до рекордного низкого значения

rus.postimees.ee
Copy
Коронавирусное отделение в Восточно-Таллиннской центральной больнице.
Коронавирусное отделение в Восточно-Таллиннской центральной больнице. Фото: Remo Tõnismäe

Свежий обзор ОЭСР здравоохранения европейских стран показывает, что пандемия коронавируса сократила продолжительность жизни более чем на один год в 2021 году по сравнению с предыдущим годом.

Ожидаемая продолжительность жизни в Эстонии в период с 2019 по 2021 год сократилась на 2,1 года, сообщила в понедельник пресс-служба Института развития здоровья (TAI). Считается, что такое снижение является крупнейшим среди большинства стран-членов ЕС со времен Второй мировой войны. К концу октября 2022 года в 27 государствах-членах ЕС было зарегистрировано более 1,1 миллиона смертей от COVID-19.

Влияние COVID-19 на смертность было наименьшим в странах Северной Европы и самым большим в странах Центральной и Восточной Европы. Если в Европе в период с марта 2020 года по октябрь 2022 года от COVID-19 умерло в среднем 2,6 человека на 100 000 европейцев, то в Эстонии от COVID-19 умерло два человека на 100 000 жителей Эстонии.

Различия между странами в показателях смертности от COVID-19 зависят от многих факторов, в том числе от состояния здоровья и уязвимости населения до пандемии, вакцинации против COVID-19 и различных возможностей здравоохранения стран по адаптации к кризисам.

Пандемия наложила сильный отпечаток на психическое здоровье миллионов молодых европейцев. Во время пандемии в ряде европейских стран, таких как Бельгия, Эстония, Франция, Швеция и Норвегия, доля молодых людей с симптомами депрессии увеличилась более чем в два раза. Ее распространенность как минимум вдвое превышала показатели старших возрастных групп.

В Эстонии число молодых людей в возрасте 15–24 лет с симптомами депрессии увеличилось с примерно семи процентов до пандемии в 2019 году до 31 процента во время пандемии. У многих детей и молодых людей было значительно меньше времени для физической активности, их привычки в еде ухудшились, в результате чего в некоторых странах наблюдался рост детского избыточного веса и ожирения.

Растущий спрос на поддержку в области психического здоровья стал испытанием для и без того перегруженных служб охраны психического здоровья. Весной 2021 и 2022 года около 50 процентов молодых европейцев сообщили о неудовлетворенных потребностях в услугах по охране психического здоровья.

В связи с пандемией, а особенно в период введенных ограничений на передвижение, были нарушены оказание первичной медико-санитарной помощи, скрининг и лечение онкологических заболеваний, непрерывность лечения хронических заболеваний и выполнение плановых операций. Весной 2020 года, в первые месяцы пандемии, из-за перебоев в работе сферы здравоохранения программы онкологического скрининга и консультации специалистов были перенесены на более позднее время.

Многие страны смогли компенсировать первоначальный спад в скрининге рака за счет расширения деятельности во второй половине года. Однако в 2020 году уровень участия в скрининге рака молочной железы и шейки матки в странах ЕС снизился в среднем на шесть процентных пунктов.

В Эстонии уровень участия в скрининге на рак молочной железы и шейки матки за год снизился в среднем на три процентных пункта. Задержки со скринингом на рак могут означать, что у многих онкологических больных  заболевание будет диагностировано на более поздних стадиях заболевания, что усложняет лечение и снижает шансы на выживание.

Также были приостановлены плановые операции, что привело к снижению темпов лечения пациентов. По сравнению с 2019 годом в странах-членах ЕС в 2020 году было выполнено на два миллиона запланированных хирургических операций меньше, чем до пандемии, а в Эстонии количество этих операций даже увеличилось на два процента.

Положительным обстоятельством является то, что масштабное внедрение дистанционных приемов в начале 2020 года позволило сохранить доступ к лечению, особенно для пациентов с хроническими заболеваниями.

Обнадеживает тот факт, что подавляющее большинство людей, пользующихся услугой удаленного приема, остались довольны обслуживанием. Однако были ситуации, когда удаленные приемы не выполняли своей задачи и могли увеличить неравенство в отношении здоровья пожилых, бедных и сельских жителей, поскольку они могли не иметь возможности пользоваться всеми преимуществами цифровых технологий.

Государства-члены ЕС в целом признали необходимость увеличения финансовых ресурсов для реагирования на пандемию. Несмотря на снижение ВВП, расходы на здравоохранение на душу населения выросли в среднем более чем на пять процентов в странах-членах ЕС в 2020 году и почти или более чем на десять процентов в Эстонии, Болгарии, Чехии и Венгрии. Однако несколько недостатков, проявившихся во время пандемии, никуда не делись, в частности ощущается острая нехватка медицинских работников.

Согласно свежим оценкам ОЭСР, около половины всех новых инвестиций, необходимых для повышения устойчивости систем здравоохранения, должны направляться на вербовку медицинских работников и улучшение условий их труда, чтобы мотивировать новых работников оставаться на работе.

В предпандемические годы расходы на здравоохранение в основном были сосредоточены на активном лечении, при этом в среднем только 3% всех расходов на здравоохранение приходилось на профилактику. В 2020 году большинство государств-членов ЕС значительно увеличили свои расходы на профилактику, по крайней мере временно, для финансирования связанных с пандемией тестов, эпиднадзора и кампаний по информированию общественности.

В 2021 году были выделены значительные дополнительные средства на запуск кампаний по вакцинации против COVID-19. В Эстонии расходы на COVID-19 также увеличили долю расходов на профилактическое здравоохранение до 4,8% в 2020 году и 8,3% в 2021 году.

Одним из главных уроков пандемии стала важность достижения максимально возможного состояния здоровья людей до наступления кризиса и снижения их подверженности воздействию потенциальных факторов риска. Самыми большими факторами риска осложнений и смерти от COVID-19 были ожирение, хронические заболевания – такие как диабет –  и проблемы с дыхательными путями.

Несмотря на прогресс, достигнутый в сокращении курения за последние десятилетия, употребление табака остается крупнейшим поведенческим фактором риска, влияющим на здоровье, вызывая в общей сложности около 780 000 смертей в год в государствах-членах ЕС. За последнее десятилетие потребление алкоголя также снизилось, но все же в ЕС почти 300 000 смертей в год являются результатом вредного употребления.

Наверх